История — наставница жизни

История вынуждена повторяться, потому что в первый раз мы обращаем на нее слишком мало внимания. История учит нас, что она никого ничему не учит. История, по-видимому, только тогда и нравится, когда представляет собою трагедию, которая надоедает, если не оживляют ее страсти, злодейства и великие невзгоды.

Бюрократический консерватизм

Материалы » Общественное движение в России XIX века » Бюрократический консерватизм

Под этим условным названием скрывается явление, практи­чески не исследованное до сих пор. Самосознание русского чи­новничества, бывшего опорой и основой государственной власти в Императорской России, до сих пор оставалось за рамками внимания историков. Мы как-то традиционно удовлетворялись карикатурными персонажами гоголевского Городничего, грибоедовского Скалозуба и иных, подобных им литературных фигур, совершенно забывая, что с петровских времен влияние бюрокра­тии (далеко не всегда отрицательное) постоянно росло, а после реформ Сперанского (и проводившейся в том же духе политики Николая I) чиновничество фактически несло на своих плечах весь груз ответственности за судьбу России.

Простая справедливость требует признать несомненные за­слуги руского чиновника в устроении и упорядочении всех обла­стей жизни страны, во всех успехах и победах Империи, во всём том, что составило славу и доблесть России в XVIII—XIX веках. Столь же безусловна и несомненна огромная доля вины чинов­ной бюрократии в катастрофе, постигшей Россию в начале XX века. Потому-то и представляет значительный практический интерес анализ мировоззрения русского административного со­словия.

В жизни оно выражалось не языком идей, понятий или слов, а языком законов, практических действий и политических ре­шений. Даже и не будучи оформлена словесно, идеология, лежа­щая в основании этих решений и действий, была вполне опреде­лённа и ясна. В её истоках лежало представление о ведущей, решающей роли государства во всех областях человеческой жиз­ни.

К сожалению, искажение основ русского домостроительства не обошло стороной и государственный аппарат. Стремление подчинить ему всякую человеческую деятельность, все проявле­ния человеческого духа вступало в явное противоречие с русским национально-религиозным мировоззрением. Чиновничество рассматривало церковь лишь как один из государственных институтов, этакий "департамент по улучшению нравов народа", бюрократия стремилась поставить под контроль светской власти все стороны церковной деятельности, да и само духовенство.

При таком развитии событий Самодержавное Царство, мало-помалу превращалось в абсолютистскую монархию по западно-европейскому образцу, а сам Самодержец — в просто­го главу государственного аппарата (нечто вроде современного президента наделенного практически неограниченными (!), в отличие от президентов других стран, полномочиями). Не случайно Лев Тихомиров — раскаявшийся террорист-народово­лец, ставший впоследствии выдающимся теоретиком монархиз­ма, — назвал как-то абсолютизм "идеей демократической".

Искажалась сама идея происхождения верхов­ной власти, размывались её осно­вы. Согласно бюрократическому воззрению на Царя как на главу административной системы управления государством, он, яко­бы, "делегирует" часть своей власти каждому чиновнику. Кажется, Константин Леонтьев, понимавший и чувствовавший, какие опасности грозят России, метко выразил эту идею так: "каждый урядник есть тоже немножко «Помазанник» Божий". Русский народ постепенно низ­водился к роли детали в грандиозном государственном механиз­ме Империи.

Многие видели эти искажения и в меру сил пытались испра­вить их, но лишь немногие понимали, к чему всё это может привести .

Святой Равноапостольный князь Владимир I. Утверждение Владимира на Великокняжеском престоле
Еще до своего второго похода в Болгарию Святослав принял решение о разделе владений между сыновьями: на Киевское княжение был посажен старший, Ярополк; среднему, Олегу, досталась Древлянская земля; младший Владимир, сын Ольгиной ключницы Малуши был отправлен в Новгород. Владимира, еще ребенка, сопровождал е ...

Детство и юность Александра
В македонской царской династии Аргеадов будущий покоритель Азии был третьим по счёту Александром. Это имя он получил в честь своего далёкого предка – царя Македонии Александра I. Отец Александра Македонского царь Филипп, как и все Аргеады, вёл род от героя Геракла. Мать, дочь царя Эпира Олимпиада, по преда ...

Александр и Аристотель
Филипп хотел, чтобы его сын получил хорошее образование. Поэтому в 343г. до н. э., когда Александру исполнилось 13 лет, он пригласил для его обучения одного из знаменитых тогда философов того времени – Аристотеля. Отец Аристотеля когда-то служил придворным врачом у македонского царя, и в детстве Филипп и Ар ...