История — наставница жизни

История вынуждена повторяться, потому что в первый раз мы обращаем на нее слишком мало внимания. История учит нас, что она никого ничему не учит. История, по-видимому, только тогда и нравится, когда представляет собою трагедию, которая надоедает, если не оживляют ее страсти, злодейства и великие невзгоды.

Проблема реконверсии. Законы о труде
Страница 2

Материалы » Внутриполитический курс Трумена в США » Проблема реконверсии. Законы о труде

Профсоюзы первыми начали борьбу. С января 1946 г. в течение 80 дней бастовали 750 тыс. сталелитейщиков. Их стачка еще не закончилась, когда поднялись 400 тыс. шахтеров. Два братства железнодорожников объявили о готовящейся стачке, которая могла бы парализовать всю экономику страны. Газеты заговорили о "рабочем восстании". Всего в 1946 г. бастовало 4,6 млн. человек, при этом потери рабочего времени составили 116 млн. человеко-дней. Это означало своеобразный рекорд в истории США. Стачки носили наступательный характер: рабочие добивались повышения оплаты труда. Они ожидали, что правительственные арбитры, как во времена "Нового курса", разберут их требования и примут относительно справедливое решение. Но рабочие ошиблись. Узнав о готовящемся выступлении на железных дорогах, президент Трумен объявил, что дороги переходят под контроль государства, а забастовщики будут призваны в армию. Такое же предупреждение было направлено шахтерам. Когда же Объединенный союз горняков не подчинился, суд оштрафовал союз и его президента Дж.Льюиса на 3,5 млн. дол. Это был самый крупный штраф в истории рабочего движения США. Предприниматели и власти умело использовали раскол между АФТ и КПП, колебания их лидеров - У.Грйна и Ф.Мэррея. Особенно резко они нападали на левое крыло рабочего движения, обвиняя его в "службе Советам", в подчинении "красным" и т.п.[2]

Когда стачечная борьба спала, оставив мрачный след в сознании обывателя, и без того напуганного "угрозой слева", на рабочих обрушился тяжелый удар. Его нанес Конгресс, приняв в июне 1947 г. закон Тафта-Хартли. К этому времени в Конгрессе после частичных выборов 1946 г. большинство перешло к республиканцам, победившим на волне страха и подозрительности, антирабочих и антикоммунистических настроений, развившихся в Америке после войны.

Законопроект сенатора Р. Тафта и члена палаты представителей Ф.Хартли практически метил не только в профсоюзы, но и в известный закон Вагнера. Билл предусматривал наказание за "нечестную трудовую практику", в том числе за принуждение вступать в профсоюз, вмешательство в переговоры о коллективном договоре и т.п. Запрещались "закрытый цех" (наем на работу только членов профсоюзов), проведение пикетов, стачек солидарности, отчисления из профсоюзных фондов на политическую деятельность и др. Государственным служащим вообще запрещались какие-либо стачки. Если рабочие хотели бастовать, они должны были заранее известить предпринимателя и в течение 60 дней ожидать решения Национального Управления по трудовым отношениям (НУТО). Если же забастовка затрагивала безопасность нации, президент мог отложить ее на 80 дней и даже запретить вообще, обратившись к Конгрессу. Кроме того, профсоюзы должны были сообщать властям свои уставы, пересылать отчеты о деятельности. Лидеры профсоюзов под присягой давали клятву, что они не являются коммунистами.

Закон Тафта-Хартли разрешал властям штатов принимать законы о "праве на труд", направленные против "закрытого цеха", т.е. профсоюзов. И такие законы были приняты в 19-ти штатах[3].

Конгресс большинством голосов принял билль Тафта-Хартли. Президент Трумен, понимая, что ставятся под удар старые связи демократов и профсоюзов, наложил на него вето. Конгресс голосовал вновь, и билль стал законом. Так в жизнь Америки вошел один из самых реакционных в ее истории антипрофсоюзных законов. АФТ и КПП выступили с протестом, но их лидеры смягчали критику, боясь обвинений в пособничестве "красным".

Конец 40-х - начало 50-х гг. оказались трудным временем для рабочего движения и левых сил США. Стачки расценивались как угроза обществу и неамериканское поведение. Профсоюзы провели чистку своих рядов, избавляясь от коммунистов и других левых, составлявших значительную часть активистов движения. Правевшие на глазах лидеры КПП исключили из профобъединения 11 прогрессивных профсоюзов с численностью в 1 млн. человек под предлогом засилья в них коммунистов. Власти и суды преследовали эти союзы, и многие деятели, даже просто сочувствующие коммунистам или знакомые с ними, были вынуждены уйти из этих организаций. Тем не менее профсоюзы сохранились и даже увеличили свою численность (с 14 млн. человек в 1949 г. до 17 млн. человек в 1954 г.). Проводились и стачки, главным образом по вопросам заработков и условий труда. В общей сложности в 1947-1954 гг. бастовало не менее 18-19 млн. рабочих, т.е. примерно 2 млн. ежегодно. Профсоюзы сыграли определенную роль и в борьбе с маккартизмом. Этим особенно отличился союз докеров и грузчиков Западного побережья, возглавляемый Г.Бриджесом. Рабочие отбили все попытки "уличить" Бриджеса как "скрытого коммуниста". АФТ и КПП поддержали демократов на выборах 1952 г., хотя и не единодушно. КПП осудил Эйзенхауера за отказ дать отпор маккартизму. Но в целом профсоюзное движение действовало в легалистских рамках умеренности, следуя в политике за партиями.

Страницы: 1 2 

Роль партийных и репрессивных органов государства. Формирование партийных и репрессивных органов
После революции все нормальные экономические механизмы и отношения были разрушены гражданской войной. В условиях острой необходимости обеспечения городов и армии оружием, продовольствием и прочими необходимыми ресурсами, в еще не окрепшем Советском государстве формируется политика "военного коммунизма& ...

Украина под властью Речи Посполитой
Большинство украинских земель более чем на 220 лет оказалось под властью польских шляхтичей. Только часть украинского Полесья осталась у Литвы, северную Буковину удерживала Молдавия (с 1514 г. - Турция). Восточная часть Карпатской Украины после 1526 г. оказалась в руках Австрии, западную заняла Трансильвани ...

Формирование личности Ивана Васильевича; истоки политики опричнины
Подходило к концу правление Василия III. Он умер в 1533 г., оставив наследником трехлетнего сына Ивана при регентше- матери Елене Васильевне (из рода князей Глинских). Вскоре, пять лет спустя, великий князь потерял и родительницу. Правитель-мальчик, наделенный умом смышленым, насмешливый и ловкий, с ранних ...