История — наставница жизни

История вынуждена повторяться, потому что в первый раз мы обращаем на нее слишком мало внимания. История учит нас, что она никого ничему не учит. История, по-видимому, только тогда и нравится, когда представляет собою трагедию, которая надоедает, если не оживляют ее страсти, злодейства и великие невзгоды.

Роль Бисмарка в истории Германии
Страница 3

Материалы » Внешняя политика Германии 1870-1898 гг. » Роль Бисмарка в истории Германии

«Зарядку» прусской державной идеи националистическими эмоциями Бисмарк считал чрезвычайно опасной, но не мог сдержать ни до, ни после отставки. Эта тенденция все чаще проявлялась в выступлениях социальных и политических сил, задающих тон в общественном мнении Германии, и привела — как бы на другом, гораздо более опасном уровне — к новому вызову Европе, подобно революции 1848 года. Однако теперь, вследствие соединения пропаганды «пангерманской» и «центрально-европейской» идеи с прусско-германской государственной властью, во взрывчатой атмосфере «мировой политики» вильгельмовского образца это закончилось вначале реальной изоляцией империи в Европе, а затем «бегством вперед», в войну за «мировое господство или смерть». www.discoverarts.ru

Национальное единство в 1918 году пережило поражение в мировой войне и конец монархий в Германии. Это стало подтверждением интегрирующей силы национального государства, которая отчетливо проявилась, выйдя за пределы той чисто инструментальной роли, которую отводил ей Бисмарк, и преодолев социальные барьеры. Критика Бисмарка проникла в историческую науку из политической повседневности шестидесятых, семидесятых и восьмидесятых годов через публицистику и поэтому постепенно стала более тонкой. Критические голоса раздавались со стороны католиков-пангерманистов, левых либералов и социалистов. Существовало несравнимо большее количество популярной, рассчитанной на массового читателя и активно воздействующей на него литературы, которая восхваляла и возвеличивала Бисмарка, но грешила недопониманием и изображала его «милитаристом» и националистом-вильгельмистом. Критика продолжалась (параллельно с восхвалением в литературе) и в Веймарской республике. Однако в ходе дискуссии касательно «лжи об ответственности за войну» 1914 года на передний план научного «образа» Бисмарка выдвинулась его политика в период после 1871 года, направленная на сохранение мира. Внутриполитическая же и социальная проблематика деятельности канцлера отодвигаются на задний план.

Военная, политическая и моральная катастрофа, в которую вверг немцев Гитлер, в ходе второй мировой войны привела к разрушению европейского центра как самостоятельной объединяющей силы. Это произошло под действием мощи фланговых держав, принявших брошенный им вызов и продвинувшихся до самого центра континента. Окончательный крах созданной Бисмарком империи и ее положения великой державы снова внес в повестку дня дискуссии вокруг фигуры канцлера ряд принципиальных проблем. Насколько глубоко в его деятельности, революционной во всем, что касалось власти и политики, и консервативной в социальной сфере, следует искать корни роковых событий? Был ли путь, пройденный Германией от Бисмарка до Гитлера, гладким и была ли катастрофа предопределена с самого начала? Какие и насколько прочные параллели можно провести между ними и что отделяет того, кто создал империю, от того, кто империю погубил? Однако чем дальше отодвигаются даты 1866-1871 и 1945, начало и конец существования политически суверенной великой германской державы, тем все более прочную почву приобретает под собой до обидного рациональное мнение о том, что возможность решения «немецкого вопроса», которую сумел использовать Бисмарк в решающей ситуации 1862-1871 гг. и которая позволила большинству немцев на протяжении трех четвертей столетия накапливать опыт существования в рамках великой державы, связана с совершенно определенной расстановкой сил на европейской арене, ограничена во времени, а поэтому безвозвратно утрачена и никогда больше не повторится. Однако невозможно уйти ни от этого опыта, ни от его последствий как положительных, так и отрицательных. Они объединяют всех немцев, независимо от восхищенного, почтительного, сдержанного или отрицательного отношения, с Бисмарком, основателем великой державы — Германской империи.

Страницы: 1 2 3 

Высшее командование Красной Армии: корректировка стиля руководства и повтор ошибок 1942 года
К концу 1942 года напряжение в борьбе на советско–германском фронте достигло своего апогея. Союзники по антигитлеровской коалиции приступили к согласованным действиям, их ощутимые поставки положительно сказывались на советском производстве, оснащали Красную Армию современной техникой[2]. Эти факторы, а такж ...

Эпидемии в средние века
Эпидемии напрямую были связаны с голодом, с употреблением скверной пищи. Способствовало беспрепятственному распространению эпидемий и тогдашнее состояние городов, не имевших канав и мостовых, где дома были не более, чем протекающими трущобами, а улицы - клоаками. В Париже, в «прекраснейшем из городов», горо ...

Новые отношения с социалистическими странами и их последствия
М.С. Горбачёв первым выступил за деидеологизацию внешней политики. При сохранении социализма в СССР, странах центральной Европы деидеологизация международных отношений означала на практике отказ от претензий на вседозволенность с использованием силовых методов, терпимость к инакомыслию, признание права стра ...