История — наставница жизни

История вынуждена повторяться, потому что в первый раз мы обращаем на нее слишком мало внимания. История учит нас, что она никого ничему не учит. История, по-видимому, только тогда и нравится, когда представляет собою трагедию, которая надоедает, если не оживляют ее страсти, злодейства и великие невзгоды.

Четвертый раздел Польши
Страница 3

21 сентября был подписан секретный протокол, по которому немецкое командование было обязано обеспечить сохранность и передачу советским войскам всех оставляемых объектов. Было также согласовано, что «для уничтожения польских банд по пути следования советские и германские войска будут действовать совместно». Положение польских патриотов усугублялось еще и тем, что существовала советско-германская договоренность о сотрудничестве «в борьбе против польской агитации». Это была не формальная декларация, такое сотрудничество военных властей Германии и СССР в польской кампании, как заявил германский военный атташе в Москве генерал Э. Кестринг, было реальностью и протекало на всех уровнях безукоризненно[83].

Начавшаяся война в Европе и действия Красной Армии в Польше после 17 сентября не улучшили советско-английских и советско-французских отношений, ухудшившихся после подписания договора о ненападения с Германией, который был воспринят английским и французским руководством как поражение их внешнеполитической стратегии. Вместе с тем, не желая подтолкнуть СССР к дальнейшему сближению с Германией, Англия и Франция не стали обострять проблему советского вмешательства в германо-польскую войну, а попытались уточнить советскую позицию относительно войны в Европе. В Великобритании и Франции было широко распространено мнение, что ввод советских войск в Польшу имеет антигерманскую направленность и это может привести к усилению напряженности в советско-германских отношениях.

В Лондоне опасались, что СССР сможет вступить в войну на стороне Германии, поэтому советское заявление о нейтралитете в европейской войне было воспринято там с удовлетворением. 18 сентября на заседании английского правительства было решено, что Англия связана обязательством защищать Польшу только в случае нападения Германии. Поэтому было решено не посылать России никакого протеста[84]. Тем не менее, западные союзники пытались получить более подробный ответ из Москвы о намерениях СССР. 20 сентября Франция повторила запрос. 23 сентября Лондон запросил советское правительство: как оно мыслит себе будущее Польши? В частности, является ли существующая демаркационная линия временной военной мерой или имеет более постоянное значение, а также, насколько изменились принципы советской внешней политики.

27 сентября до сведения английского руководства был доведен ответ из Москвы. Советское руководство считало, нынешняя демаркационная линия не представляет государственной границы между Германией и СССР. Судьба Польши зависит от многих факторов и противоположных сил, учесть которые в настоящее время нет пока возможности. Естественно, Москва подчеркнула, что принципы советской внешней политики не изменились, а советско-германские отношения определяются пактом ненападения.

Полпред СССР во Франции Я.З. Суриц сообщал из Парижа в конце сентября, что о восстановлении прежней Польши никто серьезно уже не думает. Зона, отошедшая СССР, всеми знатоками МИД Франции признается непольской территорией (за исключением Ломнии). Иным было отношение к областям, которыми овладела Германия. За исключением Силезии и части Познани, их считают чисто польскими. Против сохранения этих областей за Германией все высказываются единодушно. По-разному интерпретируется и характер соглашения о Польше: одни считают, что демаркационная линия- не граница между Германией и СССР и она не предрешает вопроса о буферной Польше. Другие имеют противоположное мнение. Проблема восстановления Польши все больше воспринимается в плане создания этнической Польши на территории, занятой сейчас немцами[85].

Решение германского и советского правительств от 28 сентября о разделе территории Польши вызвало серьезную озабоченность польского народа и польских официальных лиц о судьбе своей родины. Так, польский посол в Париже, по сообщению агентства Гавас, назвал советско-германский договор нарушением права польского государства и народа, нарушением международных обязательств и человеческой морали[86]. Польское правительство в эмиграции, созданное 30 сентября 1939г. В.Сикорским, прямо квалифицировало договор от 28 сентября как четвертый раздел Польши. В президентском декрете говорилось о непризнании незаконности любых распоряжений любых оккупантов, и эмигрантское правительство заявило о продолжении борьбы, вместе с союзными Польше державами, за полное восстановление независимости и суверенитета Польского государства в границах на 1 сентября 1939г. Английское правительство рекомендовало Польше не обострять отношений с СССР. Причина проста: в 1939г. и позже продолжалась борьба за расстановку сил в начавшейся мировой войне. У.Черчилль, продолжавший выступать против капитулянтской политики Н.Чемберлена, прямо заявил, что Красная армия встала там, где ей и надлежало быть (с оговоркой, что лучше бы при других обстоятельствах). Достаточно откровенно позицию западных противников гитлеровской Германии выразил тогда государственный секретарь США К.Хэлл: «Хотя русское наступление на Польшу могло быть признано военной акцией, президент (Рузвельт) и я решили не применять в отношении России закона о нейтралитете. Мы не рассматриваем Россию как государство воюющее в равной мере, как и Германия, ибо, поступая так, мы толкнули бы еще больше Россию в объятия Гитлера. У нас создалось мнение, что Россия и Германия полностью не станут союзниками и что Гитлер не оставит своих притязаний к России…21 сентября я передал президенту известие, оно исходило из официальных китайских источников в Москве и имело целью выяснить, что советское наступление на Польшу не означало советского участия я в европейской войне, а имело целью обеспечение границы и охраны русского меньшинства в Восточной Польше»[87].

Страницы: 1 2 3 4

Образ Америки на этапе от Победы до Фултона: предпосылки послевоенного образа врага
Победоносное окончание войны породило кратковременную эйфорию в умах действующих политиков и части журналистов о возможности достижения ненасильственного вечного мира посредством сотрудничества сверхдержав и создания ООН. Советские газеты публиковали материалы об обменах посланиями между руководителями супе ...

Сталинградская битва (17 июля 1942 года - 2 февраля 1943 года)
Летом 1942 войска Красной Армии на южном фланге советско-германского фронта сдерживали наступление крупной стратегической группировки войск противника, рвавшегося к нефтеносным районам Кавказа, плодородным землям Дона, Кубани и Нижней Волги. Враг превосходил наши силы в людях - в 1,7 раза, в артиллерии и та ...

Китайская культура в конце XVIII — первой половине XIX в.
Глубокий кризис, переживаемый феодальным Китаем, вторжение иностранных колонизаторов крайне отрицательно сказались на развитии китайской культуры. Стремясь укрепить пошатнувшиеся феодальные устои, цинские власти усилили цензуру над литературными произведениями. Преследовалось все прогрессивное и патриотичес ...