История — наставница жизни

История вынуждена повторяться, потому что в первый раз мы обращаем на нее слишком мало внимания. История учит нас, что она никого ничему не учит. История, по-видимому, только тогда и нравится, когда представляет собою трагедию, которая надоедает, если не оживляют ее страсти, злодейства и великие невзгоды.

Заключение

В заключение можно сказать, что политические настроения русской эмиграции представляли собой достаточно широкий спектр течений и пристрастий, практически полностью воспроизводивший картину политической жизни дооктябрьской России. Однако х концу 1921 г. все большая часть наименее обеспеченных беженцев и рядовых солдат начинают переходить на позиции большевизма. Этот большевизм не имел ничего общего с большевизмом реальным, победившим и набиравшим силу в России. Он основывался, главным образом, на ностальгии, идеализировавшей происходящее на родине, включая и ее политический строй. Кроме того, материальные лишения, оторванность от семей очень быстро революционизировали массу беженцев. Этому процессу способствовала в значительной степени и советская пропагандистская кампания, выражавшаяся в переправке в Константинополь большевистской литературы и писем просоветски настроенных репатриантов.

Другой характерной чертой политической ситуации среди беженцев было усиление монархических тенденций, объяснявшихся, прежде всего, желанием рядовых беженцев сплотиться вокруг "вождя", который мог бы защищать их интересы в изгнании, а в будущем и обеспечить возвращение на родину. В первой половине 1921 г. такие тенденции естественно связывались с личностью П.Н. Врангеля, но только до того времени, когда стала очевидна его неспособность не только организовать военный поход в Россию, но и обеспечить хотя бы элементарные условия жизни русской эмиграции.

С началом расселения Русской армии и гражданских беженцев на Балканах в массовом сознании эмиграции начинает господствовать репатриация. "Вернуться на родину!" - вот основная мысль подавляющего большинства беженской массы. Именно в этот период появляются первые воспоминания и мемуары русских эмигрантов, имеющих ярко выраженный адресный характер и рассчитанных на то, что они будут прочтены в России. Почти все они содержат очень красноречивые описания тягот и страданий, выпавших на долю русских людей на чужбине, но, одновременно, тщательно корректируют и обеляют роль авторов в событиях гражданской войны, подготавливая тем самым почву для возвращения последних на родину.

Массовый стихийный большевизм на этом этапе получил богатую почву для дальнейшего развития. Постоянно общаясь на Балканах с городскими рабочими, обедневшим сельским населением и, одновременно, подготавливая себя к возможности возвращения в Россию, значительная часть рядовых беженцев все сильнее поддавалась влиянию этих революционирующих факторов.

 Карибский кризис
Вслед за «берлинским кризисом» последовал еще один, на фоне которого события «берлинского кризиса» казались не столь серьезными. Он получил название «карибского», или, как его называют в странах Запада, «ракетного кризиса». Этот кризис поставил мир на грань мировой катастрофы, так как СССР и США, как никогд ...

Экономический портрет России первой половины ХХ века
К началу XX в. в России завершилось складывание системы крупнокапиталистического производства. Вместе с развитыми странами Запада ее экономика вступает в стадию монополистического капитализма, хотя сохраняется отставание по темпам, объемам производимой продукции и техническое. С конца XIX в. в России активн ...

1930
13 марта 1930 г. в Таллине агенты охранки убили руководителя местной организации КПЭ Иоханнеса Юрна. Прошли “процесс 14”, “процесс 11”, “процесс Тети” (псевдоним коммунистки Катарины Падрик). ...