История — наставница жизни

История вынуждена повторяться, потому что в первый раз мы обращаем на нее слишком мало внимания. История учит нас, что она никого ничему не учит. История, по-видимому, только тогда и нравится, когда представляет собою трагедию, которая надоедает, если не оживляют ее страсти, злодейства и великие невзгоды.

Большие перемены в жизни и деятельности Срезневского. Вынужденный выход на пенсию.

Однако план Срезневского уже не мог быть проведён в жизнь, так как наступило время крутой ломки Рукописного отделения, связанной с общей реорганизацией архивного дела в Академии, и перераспределения вследствие этого архивных фондов между специальными академическими хранилищами. Срезневский не понял целесообразности этой реформы. Он очень болезненно воспринимал каждое изъятие материалов из основанного и взращенного им Отделения. Он воспринимал эти изъятия как личное оскорбление, как нарушение его «прав собирателя». Уже первая крупная передача бывших фондов революционной литературы в 1926 г. и в последующие годы в Институт В. И. Ленина произведена была не без сопротивления Срезневского.

На должность директора Библиотеки выбирают Платонова. Отношения Срезневского с ним не сложились. По его мнению, Платонов стремился осложнить работу Отделения. Так, Срезневский жаловался, что Платонов передал привезённые из Архангельска древнерусские рукописи в Археографическую комиссию, а не в Рукописное отделение, куда они более подходят и где они бы не лежали втуне, а изучались.

В 1928 г. Срезневский просит защитить Толстовский музей, который, по его словам, Платонов намерен передать в Пушкинский дом. С большим трудом Срезневскому удалось убедить недоброжелательного к нему директора хранить библиотеку Бонч-Бруевича в Рукописном отделении, которому она была преподнесена дарителем в ноябре 1926 г. Лишь после вмешательства самого Бонч-Бруевича через год Платонов дал согласие на это. При Платонове комплектование Рукописного отделения сократилось. Лишь однажды в 1928 г. Срезневский был командирован на Кавказ для приобретения и вывоза библиотеки Ю.Г.Филимонова с богатым собранием рисунков XVIII – XIX вв., а также для собирания материалов по революционному движению.

Последние два года работы Срезневского в Библиотеке, уже при директоре Яковкине, были для него особенно тяжелы. Его письма за 1930 и 1931 гг. к Бонч-Бруевичу полны тревоги за судьбу Библиотеки и Рукописного отделения. Срезневский не понял необходимости перестройки всей работы Библиотеки в соответствии с новыми задачами Академии Наук. Судьба Рукописного отделения его волнует особенно, ибо он был создателем и руководителем его в течение 30 лет. План перестройки Рукописного отделения, выработанный без участия Срезневского, был понят им первоначально как «план полного уничтожения Рукописного отделения». Но Рукописному отделению Библиотеки Академии Наук постановлением Общего собрания Академии Наук 1930 г. были присвоены функции общеакадемического хранилища рукописной и старопечатной книги. В соответствии с его профилем в 1931 г. отсюда были изъяты архивные фонды, литературные материалы, архивы учёных, акты и переданы в соответствующие хранилища. Рукописный отдел пополнился, соответственно, рукописями из Археографической комиссии, Пушкинского дома и т.д.

Директор Библиотеки Яковкин допустил явную нетактичность в отношении Срезневского. Срезневский не был включён в комиссию по отбору материалов, к нему никто не обращался. Положение Срезневского было таково, что ему пришлось выйти на пенсию. С тяжёлым чувством 7 октября 1931 г. он подал заявление.

Планы интервентов
Вторжение интервентов в Россию, генерал Пуль предлагал объявить акцией осуществляющейся в стране, для спасения русского народа от голода и господства Германии. Ф.Пуль особо подчеркивал, что интервенция "должна осуществляться на основе общей и хорошо разработанной программы, точно предварительно согласо ...

Международные дела после Кубинского кризиса.
В первые дни после Кубинского кризиса Ф.Кастро сделал несколько заявлений с критикой действий Хрущева. Весной 1963 года Ф.Кастро прибыл с визитом в СССР, который продолжался 40 дней. Никого из зарубежных деятелей Хрущев не принимал так радушно, как Ф.Кастро. Программа пребывания Кастро в СССР была очень обш ...

Бобрищев-Пушкин Николай Сергеевич (1800–1872) и Бобрищев-Пушкин Павел Сергеевич (1802–1865).
Николай Сергеевич вступил в Южное общество вместе с младшим братом Павлом. Республиканец и сторонник Пестеля, он подвергся особенно жестокому тюремному режиму. Физические и нравственные мучения в крепости привели его к психическому расстройству. Молодой офицер генерального штаба, поэт был приговорен к десяти ...