История — наставница жизни

История вынуждена повторяться, потому что в первый раз мы обращаем на нее слишком мало внимания. История учит нас, что она никого ничему не учит. История, по-видимому, только тогда и нравится, когда представляет собою трагедию, которая надоедает, если не оживляют ее страсти, злодейства и великие невзгоды.

Нигилизм

Нигилизм как форма самосознания русской интелли­генции есть идея тотального отрицания. Сформировавшись как слой безродный, бескорневой, лишённый мало-мальского поня­тия о настоящей духовной жизни, но наделённый безмерной интеллектуальной гордыней, интеллигенция стала главным раз­рушителем традиционных ценностей русской жизни. Нигилизм явился закономерным итогом отщепенчества "образованного" слоя России от основ подлинно русского мировоззрения. При этом нравственное убожество нигилизма, отвергавшего вообще всякую независимую этику и мораль, подменявшего мораль­ные категории началами "пользы" и "удовольствия" — ничто перед жутью его практического применения.

Возрастая в лоне западничества, нигилизм воспринял в себя его худшие черты. Появившийся на исторической сцене разно­чинец (точнее сказать — "бесчинец", лишённый традиционных сословных связей в жизни) придал явлению ещё более дикие формы. Началась, по меткому выражению протоиерея Георгия Флоровского, "роковая болезнь — одичание умственной совести". "Человеческая личность шире истины

" — это безумное утвержде­ние "народника" Михайловского становится определяющим ха­рактер времени. Утрачивается сама потребность в Истине, теря­ется познавательное смирение перед действительностью, и в безбожной "свободе" человек являет собой жалкую картину сре­доточия разрушительных и гибельных страстей.

Всё было бы не столь ужасно, если бы вождями нигилизма остались люди, подобные Чернышевскому и Добролюбову: недо­учившиеся семинаристы, разгневанные разночинцы и разочаро­вавшиеся поповичи (а оба кумира "передовой общественности" вышли из духовного сословия) не являли собой серьёзной опас­ности. Убогость их мировоззрения и скудость творческих воз­можностей вскоре породили бы ответную реакцию (что, кстати, и случилось, когда в конце века интеллигенция ударилась в богоискательство). Но, к несчастью, дело этим не кончилось, и нигилизм стал страшным орудием в руках настоящих изуверов-фанатиков.

Эти люди не строили никаких иллюзий. Они видели зло, всемерно потворствовали и сознательно служили ему. "Страсть к разрушению есть творческая страсть", — слова Михаила Бакуни­на говорят сами за себя . Нужно зажечь мировой пожар, разру­шить старый мир, а для этого все средства хороши. Россию расчёт­ливо и цинично звали к топору, предполагая (весьма основатель­но, как показала история) в хаосе страшного русского бунта достичь своих целей.

Александр и Аристотель
Филипп хотел, чтобы его сын получил хорошее образование. Поэтому в 343г. до н. э., когда Александру исполнилось 13 лет, он пригласил для его обучения одного из знаменитых тогда философов того времени – Аристотеля. Отец Аристотеля когда-то служил придворным врачом у македонского царя, и в детстве Филипп и Ар ...

 Традиционная соционормативная система хорватов. Традиционная система распределения полномочий в хозяйственной сфере
Во многих селах Хорватии еще в XIX в. крестьяне жили большими семьями – задругами. Проникновение капиталистических отношений в деревню вызвало распад задруг и в Хорватии. Только в бедных, экономически отсталых районах задруги сохранились вплоть до Второй мировой войны. У хорватов и в городе и в деревне се ...

Концепция Кравцевича
Хочу отдельно рассказать про концепцию Алеся Кравцевича, т.к. она коренным образом отличается от предыдущих. Если те были «военными», т.е. в основе лежало объединение силой, то эта концепция является «мирной», т.к. автор считает, что ВКЛ было образовано мирного договора. Историки считают, что в источниках ...