История — наставница жизни

История вынуждена повторяться, потому что в первый раз мы обращаем на нее слишком мало внимания. История учит нас, что она никого ничему не учит. История, по-видимому, только тогда и нравится, когда представляет собою трагедию, которая надоедает, если не оживляют ее страсти, злодейства и великие невзгоды.

Танкист-пулеметчик
Страница 1

"Мой отец Александр Максимович родился в с. Елань Енисейского района в 1923 году. В армию призван в 1940 г. А в 1941-ом добровольцем ушел на фронт. Он говорил, что молодые бойцы рвались туда с искренним желанием поскорее разгромить врага, пылая ненавистью к нему – рассказывает Светлана Александровна. – Папа был водителем-танкистом на протяжении всей войны". Судя по записям, сделанным в его военном билете, вначале был курсантом, механиком-водителемТ-34 70 запасного стрелкового полка, затем воевал в составе 258 танкового батальона, чуть позже - в ¬составе 116 гвардейского полка в должности командира. Танкистом-командиром и дошел до Берлина. Вернулся в 1946-м.

О войне папа рассказывал очень редко. Помню: часто говорил, что "война – зрелище не для слабонервных", что очень много гибло молодых солдат, особенно в первые годы войны. "Сердце готово было разорваться, когда в бою шли по трупам нашим и немецким, а их было великое множество! Кишки наматывались на гусеницы. Это страшно! Не дай бог никому видеть такое!" В Польше отец спас маленькую девочку. Она сидела в полуразрушенном подвале и плакала. А рядом, на лестнице, лежали ее мертвые родители. Они погибли во время бомбежки. Отец успокоил ее, накормил, а потом отвез в госпиталь. Впоследствии ее удочерила военврач.

Папа трижды горел в танке, получил серьезную контузию. Лечился в Ростовском госпитале. Едва начав выздоравливать, сбежал на фронт с товарищем, причем без документов. Вот насколько было сильным стремление поскорее разгромить фашистов".

Нам удалось побеседовать и с женой Александра Максимовича Анной Яковлевной, маленькой худенькой женщиной (ей уже за 80 лет): "Молоденькой девушкой я работала на Коломенском военном заводе, эвакуированном в г. Красноярск во время войны. Наш 2–й цех выпускал пушки и отправлял их на передовую. Мы, подростки, гордились тем, что помогаем взрослым выпускать пушки для фронта. Тяжелое это было время. Недоедали, очень мало отдыхали, одеть по-путнему было нечего. Но мы не жаловались – понимали, что всем трудно, а на фронте бойцам – вдвойне. Верили, что победим врага. Тогда станет жить легче, сытнее. С Сашей я познакомилась во время навигации в Игарке на Енисее. Он был специалистом высокого класса – первым механиком. В Дудинке поженились. Позднее перебрались в Подтесово. Сашу в течение нескольких лет избирали депутатом районного Совета. Конечно, война для него не прошла бесследно. В последние годы стал чаще выпивать и вспоминать военное лихолетье. Когда рассказывал о войне, плакал, все повторял: "Не дай, бог, повториться этой кровавой бойне! Страшно, Аня, ой как страшно было и тяжело! Врагу лютому такого не пожелаю!" Жалел погибших, горевал. Не любил смотреть фильмы о войне, говори, что в них нет ничего того, что пришлось испытать советским воинам. Но война не сделала его злым и жестоким! (это подтверждает и дочь). Нервным его сделала послевоенная жизнь. Даже сегодня о нем соседи говорят только хорошее, потому что он всем помогал, чем мог, никому не сделал ничего плохого". Светлана Александровна вышла замуж за белоруса и живет в Белоруссии. (Сейчас она приехала в поселок навестить больную мать). Она рассказала нам о своем свекре Василии Васильевиче: "Когда немецкие войска подходили близко к деревне Борисовка, жители с детьми уходили в лес, в землянках жили. Забирали с собой одежду, продукты, скот. На фронт отца свекра не взяли по состоянию здоровья. Люди возвращались в деревню, когда немцы уходили из нее. Его жена с двумя малолетними детьми пошла домой помыться, протопить печку. Вошли немцы. Собрали всех жителей деревни в один сарай и подожгли. "Страшное это было зрелище! –рассказывал Василий Васильевич. - Никого не пощадили варвары, даже детей не пожалели! Там были в основном женщины и дети. Всех сожгли заживо! Остались в живых лишь те, кто был в лесу. Чем мы могли помочь своим родным и близким?" Для всех живых это людское пожарище осталось вечной, незаживающей раной. Отец жил войной, говорил только о войне, вспоминал только о ней. Мы боялись, что он сойдет с ума. Ведь в один день он потерял сразу родных, любимых жену и двух малолетних детей!". Василию Васильевичу в ту пору было 16 лет. С войсками Красной Армии он ушел добровольцем на фронт. Героически сражался за родную землю. Он еще жив. А отец мой ушел из жизни в 1989 году. Война сильно подорвала его здоровье".

Страницы: 1 2

Республика или империя? Республиканские традиции
Август в условиях нового управления стремился сохранить старые республиканские формы. «Осталась прежняя республиканская магистратура, члены которой при Августе избирались на народных собраниях, этот институт был ликвидирован только при преемниках Цезаря»18. Значит ли, что демократия была ограничена в пользу ...

Развал экономики во время Первой мировой войны
Объявление войны в царской России вызвало панику среди промышленных кругов. На заводы посыпалась масса заказов, с которыми они не справлялись, большая часть военной продукции вырабатывалась на государственных военных заводах. Казенная промышленность с отсталым техническим оборудованием, не смогла удовлетвор ...

Устранение Сталиным “Оппозиции”
1 декабря 1934 г. в Смольном был убит первый секретарь ленинградского обкома, секретарь ЦК, член Оргбюро и Политбюро ЦК ВКП(б) С.М. Киров. Впоследствии назывались различные силы, стоявшие за убийцей Кирова Николаевым: в числе организаторов упоминались последовательно белогвардейцы, зиновьевцы, троцкисты, а ...