История — наставница жизни

История вынуждена повторяться, потому что в первый раз мы обращаем на нее слишком мало внимания. История учит нас, что она никого ничему не учит. История, по-видимому, только тогда и нравится, когда представляет собою трагедию, которая надоедает, если не оживляют ее страсти, злодейства и великие невзгоды.

ВВЕДЕНИЕ

Военная история знает тысячи разных полководцев, но, видимо, не больше десяти из них попали в разряд великих. Для того чтобы попасть в эту элиту, надо было не только одержать победы, но и проявить оригинальность, блистательность полководческого почерка, гениальность решений и избранных способов действий и в целом высокий уровень военного искусства.

Если посмотреть энциклопедии, учебники по военной истории, то относительно полководцев прошлого все сводится к тем или иным формам построения боевых порядков и новым способам ведения боевых действий. Однако в более поздние времена - особенно в первую и вторую мировые войны - воюющие стороны действовали, как правило, в примерно одинаковом боевом построении. В минувшую войну обе стороны - и гитлеровские генералы Бок, Манштейн, Рундштед, и наши - Жуков, Рокоссовский, Черняховский, Малиновский и другие - придерживались одного и того же принципа активных и решительных действий. Но одни потерпели поражение, а другие - победили. В чем тогда главная причина, в чем секреты, основной закон военного искусства, определяющий победы и поражения, что делало полководцев поистине великими? Ответ на этот вопрос особенно важен для воинского воспитания кадров.

Для объяснения этого феномена военной истории назывались разные факторы: экономическая мощь государства, численное и военно-техническое превосходство, чаще всего говорилось о политических целях войны, имея в виду, что армии, ведущие справедливую войну, обычно должны побеждать. Все это, разумеется, имело и имеет определенное значение. Но нередко случалось и наоборот. Например, польская армия Костюшко численностью 100 тыс. человек, которая вела освободительную войну, потерпела поражение от 25-тыс. войска Суворова, которое, как говорили позже, вело не очень справедливую войну.

Изучение опыта Великой Отечественной войны, полководческого искусства Жукова наиболее близко подводит нас к пониманию этой проблемы. Напрашивается вывод, что главное здесь состоит в соответствии стратегических целей, решений командования и действий войск конкретным условиям обстановки, обеспечивающим успешное выполнение военных задач. Причем речь не идет о формальном учете стихийно складывающейся обстановки, а об активном воздействии на нее с целью извлечения выгоды для себя, навязывания воли противнику.

Жуков перед каждой операцией изыскивал новое построение артиллерийской подготовки, новые приемы разведки боем и атаки главных сил, уделяя особое внимание проявлению хитрости и дезинформации противника. Он считал, что каждый бой, операция уникальны и неповторимы по своим условиям, и такими же уникальными и неповторимыми были его решения и способы действий.

Жуков, как и Рокоссовский, считал самым опасным в военном деле и в подготовке военных кадров, когда сложнейший процесс выработки решений подменяется поверхностным, отвлеченным приложением теории к практике, когда решения не вытекают из анализа конкретных условий обстановки, а извлекаются из теории. Хорошие теоретические знания должны сочетаться с умением творчески их применять в конкретных условиях.

Таким образом, первая отличительная черта полководческого искусства Жукова - это неиссякаемое творчество и новаторство, которому он завешал офицерам учиться всю жизнь.

Вторая примечательная его черта - это глубокий, гибкий ум и проницательность. По словам Макиавелли, "ничто так не делает полководца великим, как умение проникать в замысел противника". Жуков в совершенстве владел этим искусством. Умение Жукова читать мысленно самую сложную, запутанную обстановку, как открытую книгу, не только проникнуть в замысел противника, но и как бы в живом виде воссоздать в своем сознании возможный ход развития событий давали ему возможность предвидеть их и принимать заблаговременные меры. Эта его способность особую роль сыграла при обороне Ленинграда и Москвы, когда при крайне ограниченных силах только за счет хорошей разведки, предвидения возможных направлений ударов противника Жукову удавалось заблаговременно собирать на эти направления не основные, как это положено по науке, а практически все имеющиеся средства.

На королевской службе
Богдан (Зиновий) Хмельницкий родился около 1595 г. Его отец Михаил Хмельницкий был подстаростой Чигирина, и ему, в знак признания его заслуг на королевской службе, был дарован удел — Субботово. Род Хмельницких производили из Люблинского воеводства, герба "Абданк". Впоследствии, когда Богдан Хмельн ...

Культура ранкесредневекового вьетского общества
Складывание независимого вьетского государства в VI в. способствовало утверждению местных традиций в архитектуре и изобразительном искусстве. В конце VIII в. возник смешанный архитектурный стиль, известный под названием стиля Дайла, по названию города, где этот стиль впервые стал господствующим. Для архитек ...

Борьба Хрущева за единоличную власть
Смерть И.В. Сталина поставила вопрос о руководстве партией и страной после вождя, обладавшего безраздельной властью до последней минуты жизни. Три десятилетия назад, умирая, В.И. Ленин дал такие характеристики своим наиболее близким соратникам, претендовавшим на лидерство, которые, по мысли Ленина, должны ...