История — наставница жизни

История вынуждена повторяться, потому что в первый раз мы обращаем на нее слишком мало внимания. История учит нас, что она никого ничему не учит. История, по-видимому, только тогда и нравится, когда представляет собою трагедию, которая надоедает, если не оживляют ее страсти, злодейства и великие невзгоды.

Заключение
Страница 1

Георгий Иванов представляет собой одну из самых ярких фигур русского зарубежья. Выдающийся поэт, романист, мемуарист, историк, переводчик французской и английской поэзии, которому принадлежит своего рода первенство в мемуарах о Серебряном веке русской культуры.

Репрезентативность его мемуаров, конечно, под большим сомнением. В них много выдумки, писатели, в частности, Марина Цветаева, писали на них гневные опровержения. Однако главное в этих воспоминаниях – атмосфера, дух эпохи, которые ярко и правдиво переданы автором, и потому его сочинение может считаться важным историческим источником.

В эмиграции политические взгляды Г. Иванова мало претерпели изменения. Он, как Гиппиус и Мережковский, выступал за интервенцию, и верил в падение большевиков даже в 50-х гг. Однако, ослепленный ненавистью, он, по сути, поддерживал Гитлера в годы Великой Отечественной, когда, по выражению И. Бунина, почти все эмигранты стали «красней красного».[77]

Г. Иванов не был одинок – такой же позиции придерживались Мережковский, Гиппиус. Кто скажет, что это не русские люди? Но, вероятно, все-таки историческая справедливость вынуждает нас признать, что в этом случае Г. Иванов не понимал, что он выступает, по сути, против России. Возможно, к концу жизни он частично это осознал.

Тем не менее, Георгий Иванов остается одним из важнейших фигур русской эмиграции.

[1] Стихи. Строфы века. Антология русской поэзии / Сост. Е. Евтушенко. Минск – М., 1995.

[2] Адамович Г. Вклад русской эмиграции в мировую культуру. Париж, 1961. С. 9.

[3] Чуковский Н. Литературные воспоминания. М., 1989. С. 35.

[4] Бунин И. Дневники. М., 1990. С. 404.

[5] Тименчик Р. Георгий Иванов как объект и субъект // Новое литературное обозрение. 1995. №16. С. 347.

[6] Коростелев О. А. Переписка Г. Иванова и И. Одоевцевой с Г. Адамовичем

[7] Там же.

[8] Иванов Г. Поэзия. М., 1993.

[9] Георгий Иванов. Белая лира. Избранные стихи 1910 – 1958. Москва, 1996.

[10] Стихи. Строфы века. Антология русской поэзии / Сост. Е. Евтушенко. Минск – М., 1995.

[11] Иванов Г. Сочинения в трех томах. М., 2003.

[12] Берберова Н. Н. Курсив мой: автобиография. М., 1996. С. 531 – 532.

[13] Коростелев О. А. Указ. соч.

[14] Адамович Г. Георгий Иванов // Новое русское слово. 1958. 2 ноября.

[15] Берберова Н. Н. Указ. соч.

[16] Коростелев О. А. Указ. соч.

[17] Берберова Н. Н. Указ. соч. С. 541.

[18] Там же. С. 602.

[19] Переписка Г. Иванова и И. Одоевцевой с Г. Адамовичем

[20] Адамович Г. Георгий Иванов // Новое русское слово. 1958. 2 ноября.

[21] Письма Иванова и Адамовича. Звезда.1999. № 3. С. 134 – 158.

[22] Письма Адамовича Р. Гулю // Новый журнал. 1999. № 214. С. 197 – 224.

[23] Переписка Г. Иванова и И. Одоевцевой с Г. Адамовичем

[24] Переписка Иванова и Гуля // Новый журнал. 1980. № 140. С. 200.

[25] Гуль Р. Я унес Россию. Нью-Йорк, 1989.

[26] Иванов Георгий. Девять писем к Роману Гулю / Публ. Г.Поляка, коммент. А.Арьева // Звезда. 1999. № 3

[27] Костиков В. Не будем проклинать изгнанье. М., 1990.

[28] Там же. С. 418.

Страницы: 1 2

Увод гражданского населения оккупированных территорий в рабство и для других целей.
В течение всего периода германской оккупации западных и восточных стран германское правительство и верховное командование проводили политику увода физически здоровых граждан из оккупированных стран в Германию и в другие оккупированные страны для работы на положении рабов на военных заводах и для других рабо ...

 Жестокий образ ведения войны
Весною 1214 г. три монгольские армии снова вторгаются в цзиньские пределы. На этот раз они действуют по новой системе, выработанной на основании опыта предыдущих кампаний. При подходе к укрепленным городам монголы сгоняют народ из окрестностей и затем идут на штурм, гоня густые массы населения перед собой н ...

Восстание 14 декабря 1825 г. в Петербурге
14 декабря офицеры – члены тайного общества еще затемно были в казармах и вели агитацию среди солдат. С горячей речью выступил перед солдатами Московского полка Александр Бестужев «Я говорил сильно, меня слушали жадно», - вспоминал он позже. От присяги новому царю солдаты отказались и приняли решение идти ...