История — наставница жизни

История вынуждена повторяться, потому что в первый раз мы обращаем на нее слишком мало внимания. История учит нас, что она никого ничему не учит. История, по-видимому, только тогда и нравится, когда представляет собою трагедию, которая надоедает, если не оживляют ее страсти, злодейства и великие невзгоды.

Введение
Страница 2

Широкое развитие историография Гражданской войны и интервенции получила в 50х и 80х гг. Связано это было со смертью Сталина, с ХХ съездом КПСС и начавшейся "оттепелью". Отказ от сталинизма позволил пересмотреть ряд положений, высказанных ранее. Происходило расширение источниковой базы, были изданы новые сборники документов, посвященные истории Гражданской войны и иностранной интервенции. Они рассматривались в ряде историографических работ: С.Ф. Найды, В.П. Наумова "Советская историография Гражданской войны и иностранной военной интервенции в СССР" (1966 г.) и В.П. Наумова "Летопись героической борьбы" (1972 г.)[5].

В конце 50х годов появляются такие крупные исследования, как монография В.В.Тарасова, "Борьба с интервентами на Севере России" (1918 – 1920 гг.), вышел 3-й том "Истории гражданской войны в СССР".

С конца 60х годов историки стремились проанализировать теоретическое наследие В.И. Ленина по вопросам истории Гражданской войны. Рассматривалась периодизация Лениным империалистической интервенции, оценка им важных событий вооруженной борьбы советского народа против внутренней и внешней контрреволюции[6].

В 1969 г. вышла в свет работа Б.И. Марушкина "Интервенционистская политика США". Ее автор убежден, что политика интервенции – прямого или косвенного вмешательства во внутренние дела других стран присуща природе империализма. Причины ее в стремлении выиграть исторический спор с социализмом. Таким образом, историки главную вину за развязывание вооруженной интервенции на Севере России возлагают на США. Связано это было с внешнеполитической ситуацией в СССР, который находился в состоянии "холодной войны" с США несколько десятилетий. Отсюда следует обвинение США в подготовке интервенции в Россию. Поэтому сложно в такой ситуации говорить об объективности работ советских историков.

После распада Советского Союза российские историки получили широкие возможности для изучения данной проблемы. Стали привлекаться различные архивные источники, использовались архивные материалы Англии и США. Таким образом, историки перешли от конфронтации к диалогу. Русские историки по-новому взглянули на историю интервенции в ходе Гражданской войны в России, отказавшись от однобоких оценок.

Что касается зарубежной историографии по данной теме, то следует отметить, что в издаваемой за рубежом мемуарной литературе содержится богатый фактический материал, интересные свидетельства и наблюдения, размышления о Гражданской войне и интервенции в России. Но, к сожалению, вся эта литература в основном не доступна и не известна русскому читателю. К тому же опубликована она на иностранных языках, что еще более осложняет ее изучение. Большое внимание зарубежные историки уделяли начальному периоду интервенции, пытаясь доказать, что страны Антанты не имели агрессивных намерений в отношении России. В своих трудах известные историки и социологи Джордж Кеннан, Б.К. Шелтон, Девид Футмэн, Эрнст Холлидей, Джон Брэдли, Роберт Джексон и другие утверждали, что целью экспедиционных войск союзников было стремление препятствовать продвижению немцев на Север, охранять запасы снаряжения, скопившиеся в Архангельске, и создавать условия для предпринимательства, что вылилось в сотрудничество с местными противниками большевиков [7].

В Англии в 1973 г. вышла книга Эндрю Ротштейна о подготовке интервенции "Когда Англия вторглась в Советскую Россию". У нас в стране его работа была опубликована лишь в 1982 г.

Таким образом, изучение трудов зарубежных авторов представляет большой интерес и дает возможность осветить некоторые вопросы не только со стороны противника, что позволяет получить более объективную картину об иностранной интервенции на Севере России.

Страницы: 1 2 3

Народы Российской империи в XVIII в. Национальный и конфессиональный состав Российской империи в XVIII в.
К концу XVIII в. население Российской империи составляло 37 млн. человек. По мере присоединения новых территорий доля русского населения снижалась. По переписи 1719 г. русские составляли 70%, а к концу столетия — 49% жителей страны. В результате колонизации присоединенных земель росло русское население Приу ...

XX съезд КПСС.
Извещение о созыве очередного XX съезда КПСС появилось в печати еще в июле 1955 года. Съезд должен был утвердить директивы к шестому шестилетнему плану, а также заслушать Отчет ЦК КПСС. Предполагалось, что в Отчете ЦК кратко будет затронут и вопрос о «культе личности», который все более волновал общественно ...

Отношение русской православной церкви к женщине
В обществе, где женскую специфику без всяких отговорок воспринимают как подчиненность, мужчины, пусть на разных уровнях и в разных сферах, всегда пребывают в верхней части той пирамиды власти и ответственности, в образе которой многие представляют себе церковь. Что же касается места женщин, то оно находится ...