История — наставница жизни

История вынуждена повторяться, потому что в первый раз мы обращаем на нее слишком мало внимания. История учит нас, что она никого ничему не учит. История, по-видимому, только тогда и нравится, когда представляет собою трагедию, которая надоедает, если не оживляют ее страсти, злодейства и великие невзгоды.

Собрание революционных изданий  Срезневского.

Наряду с рукописными материалами Срезневский собирал в фонд Рукописного отделения и печатные материалы, относящиеся к истории революционно-освободительного движения в России. Запрещённая литература поступала в Библиотеку и ранее. Известно, что она хранилась в общем фонде на особом положении, но позже была передана в Рукописное отделение и, следовательно, от Срезневского, как хранителя, зависело теперь, как широко будет комплектоваться эта литература. И надо признать, что Срезневский в этом вопросе сыграл очень прогрессивную роль. Не являясь революционером, но, будучи демократически настроенным и широко образованным учёным, Срезневский придавал большое значение сохранению всех революционных изданий. Поэтому революционные издания брались в Отделение без всяких ограничений. Фонд обогащался с огромной скоростью. Это в значительной мере объясняется тем, что помощником Срезневского в этом деле был известный революционер-большевик В.Д. Бонч-Бруевич, который доставлял революционные издания в Библиотеку.

Для характеристики Срезневского как учёного хранителя – библиотекаря прогрессивных взглядов представляет интерес его отношение к Бонч-Бруевичу. Срезневский знал о партийной принадлежности Бонч-Бруевича, знал и о характере его подпольной деятельности, хотя бы потому, что Бонч-Бруевич часто подвергался обыскам, арестам и слежке. Однако Срезневский умел маскировать эту осведомлённость. Многолетние связи Срезневского с Бонч-Бруевичем внешне носили сугубо научный характер. Срезневский высоко ценил работу Бонч-Бруевича по изучению религиозно-бунтарских движений в русском народе – раскола и сектантства, и брал его материалы по сектантству в академическое хранилище.

Совместная работа Срезневского и Бонч-Бруевича по собиранию нелегальной литературы могла иметь разные последствия для них: первый, как библиотекарь Академии, делал это законно, второй, как частное лицо, противозаконно.

Февральская революция открыла новые возможности для пополнения отдела революционной литературой. Как известно, Срезневский принял в хранилище, опять по инициативе Бонч-Бруевича, архив Охранного отделения и Департамента полиции, содержавший богатейшие материалы по истории революционного движения, в том числе и печатные: листовки, книги, газеты. Эти печатные материалы были включены в фонд революционных изданий.

В 1917 году помимо революционных материалов в Рукописное отделение поступило много и древнерусских рукописей и архивов литературного характера. Срезневский принял в марте собрание коллекционера и библиографа В.И.Яковлева, богатое автографами русских писателей.

Китайская культура в конце XVIII — первой половине XIX в.
Глубокий кризис, переживаемый феодальным Китаем, вторжение иностранных колонизаторов крайне отрицательно сказались на развитии китайской культуры. Стремясь укрепить пошатнувшиеся феодальные устои, цинские власти усилили цензуру над литературными произведениями. Преследовалось все прогрессивное и патриотичес ...

Иностранная интервенция и гражданская война в Казахстане
Быстрое и решительное подавление контрреволюционных мятежей в конце 1917 – начале 1918 года в различных районах страны, в том числе и в Казахстане, еще не означало окончательного разгрома сил контрреволюции. В результате заключения Брестского мира страна получила передышку, но она была непродолжительной. Об ...

Их жизнь исковеркана войной
Иван Тимофеевич Болмасов родился в 1912 году в селе Софеевка Оренбургской области. В 1941 году ушёл на фронт, оставив дома жену и троих детей. Вскоре его отряд попал в окружение у города Старая Русса и Иван Тимофеевич попал в плен. В плену, по его словам, кормили очень плохо, избивали пленных, заступиться н ...