История — наставница жизни

История вынуждена повторяться, потому что в первый раз мы обращаем на нее слишком мало внимания. История учит нас, что она никого ничему не учит. История, по-видимому, только тогда и нравится, когда представляет собою трагедию, которая надоедает, если не оживляют ее страсти, злодейства и великие невзгоды.

Собрание революционных изданий  Срезневского.

Наряду с рукописными материалами Срезневский собирал в фонд Рукописного отделения и печатные материалы, относящиеся к истории революционно-освободительного движения в России. Запрещённая литература поступала в Библиотеку и ранее. Известно, что она хранилась в общем фонде на особом положении, но позже была передана в Рукописное отделение и, следовательно, от Срезневского, как хранителя, зависело теперь, как широко будет комплектоваться эта литература. И надо признать, что Срезневский в этом вопросе сыграл очень прогрессивную роль. Не являясь революционером, но, будучи демократически настроенным и широко образованным учёным, Срезневский придавал большое значение сохранению всех революционных изданий. Поэтому революционные издания брались в Отделение без всяких ограничений. Фонд обогащался с огромной скоростью. Это в значительной мере объясняется тем, что помощником Срезневского в этом деле был известный революционер-большевик В.Д. Бонч-Бруевич, который доставлял революционные издания в Библиотеку.

Для характеристики Срезневского как учёного хранителя – библиотекаря прогрессивных взглядов представляет интерес его отношение к Бонч-Бруевичу. Срезневский знал о партийной принадлежности Бонч-Бруевича, знал и о характере его подпольной деятельности, хотя бы потому, что Бонч-Бруевич часто подвергался обыскам, арестам и слежке. Однако Срезневский умел маскировать эту осведомлённость. Многолетние связи Срезневского с Бонч-Бруевичем внешне носили сугубо научный характер. Срезневский высоко ценил работу Бонч-Бруевича по изучению религиозно-бунтарских движений в русском народе – раскола и сектантства, и брал его материалы по сектантству в академическое хранилище.

Совместная работа Срезневского и Бонч-Бруевича по собиранию нелегальной литературы могла иметь разные последствия для них: первый, как библиотекарь Академии, делал это законно, второй, как частное лицо, противозаконно.

Февральская революция открыла новые возможности для пополнения отдела революционной литературой. Как известно, Срезневский принял в хранилище, опять по инициативе Бонч-Бруевича, архив Охранного отделения и Департамента полиции, содержавший богатейшие материалы по истории революционного движения, в том числе и печатные: листовки, книги, газеты. Эти печатные материалы были включены в фонд революционных изданий.

В 1917 году помимо революционных материалов в Рукописное отделение поступило много и древнерусских рукописей и архивов литературного характера. Срезневский принял в марте собрание коллекционера и библиографа В.И.Яковлева, богатое автографами русских писателей.

Н.С. Хрущев и реабилитация жертв массовых политических репрессий
Реформаторская деятельность Хрущева в 50–60-е годы, его доклад на XX съезде КПСС до сих пор вызывают острые споры. Историками, политиками, публицистами участием Хрущева в массовых репрессиях 30-х годов тоже рассматривается главным образом через призму его доклада на XX съезде КПСС. В докладе Хрущева ставил ...

Нигилизм
Нигилизм как форма самосознания русской интелли­генции есть идея тотального отрицания. Сформировавшись как слой безродный, бескорневой, лишённый мало-мальского поня­тия о настоящей духовной жизни, но наделённый безмерной интеллектуальной гордыней, интеллигенция стала главным раз­рушителем традиционных ценн ...

Образование международных союзов
С 1871 г. расстроенная Крымской войной европейская система не только не стабилизировалась, но еще больше потеряла устойчивость. Мало того, что она усложнилась новыми элементами (Италия, Румыния, Греция) и уже одним этим стала неудобной для управления; в ней появился ярко выраженный доминирующий элемент (Гер ...