История — наставница жизни

История вынуждена повторяться, потому что в первый раз мы обращаем на нее слишком мало внимания. История учит нас, что она никого ничему не учит. История, по-видимому, только тогда и нравится, когда представляет собою трагедию, которая надоедает, если не оживляют ее страсти, злодейства и великие невзгоды.

Павлов и советская власть
Страница 1

Уже в первые годы Советской власти, когда наша страна переживала голод и разруху, В.И. Ленин издал специальное постановление, свидетельствующее об исключительно теплом, заботливом отношении большевистской партии и советского правительства к И.П. Павлову и его работе. В постановлении отмечались "исключительные научные заслуги академика И.П. Павлова, имеющие огромное значение для трудящихся всего мира"; специальной комиссии во главе с Л.М. Горьким поручалось "в кратчайший срок создать наиболее благоприятные условия для обеспечения научной работы академика Павлова и его сотрудников"; соответствующим государственным организациям предлагалось "отпечатать роскошным изданием заготовленный академиком Павловым научный труд", "предоставить Павлову и его жене специальный паек". В короткий срок были созданы наилучшие условия для научных исследований великого ученого. В Институте экспериментальной медицины была закончена постройка "башни молчания". К 75-летию И.П. Павлова физиологическая лаборатория Академии наук была реорганизована в Физиологический институт Академии наук СССР (ныне носящий имя Павлова), а к его 80-летию в Колтушах (под Ленинградом) начал работать специальный научный институт-городок, единственное в мире научное учреждение такого рода, прозванный "столицей условных рефлексов". www.intoregions.ru

Осуществилась и давняя мечта Павлова об органической связи между теорией и практикой: при его институтах образовались клиники нервных и психических заболеваний. Все руководимые им научные учреждения были оснащены новейшим оборудованием. В десятки раз выросло число постоянных научных и научно-технических сотрудников. Кроме обычных, крупных бюджетных средств, ученому ежемесячно отпускались значительные суммы для расходования по личному усмотрению. Началось регулярное издание научных трудов лаборатории Павлова.

О такой заботе Павлов не мог и мечтать при царском режиме. Внимание Советского правительства было дорого сердцу великого, ученого, он неоднократно подчеркивал это с чувством большой благодарности даже в годы, когда сам еще сдержанно относился к новым социальным порядкам в нашей стране. Весьма показательно его письмо от 1923 г. одному из учеников, Б.П. Бабкину. Павлов писал, в частности, о том, что его работы приобрели большой масштаб, что у него имеется очень много сотрудников и что он не может принять к себе в лабораторию всех желающих. Созданные Советским правительством идеальные возможности для развертывания исследований Павлова поражали многих иностранных ученых и общественных деятелей, побывавших в Советском Союзе и посетивших научные учреждения великого физиолога.

Так, Джон Баркрофт, известный английский ученый, писал в журнале "Nature": "Возможно, что наиболее поразительным фактом последних лет жизни Павлова является тот огромный престиж, которым он пользовался у себя на Родине. Все такие примитивные утверждения, будто своим возвышенным положением Павлов был обязан тому, что материалистическое направление его работ над условными рефлексами служило опорой для атеизма, представляются несправедливыми как в отношении самого Павлова, так и Советской власти. По мере того как культура отбрасывает сверхъестественное, она начинает все более и более считать человека наивысшим предметом человеческого познания, а природу его умственной деятельностью и ее плоды предметами наивысшей фазы науки о человеке. К подобным исследованиям в Советском Союзе относятся с величайшим вниманием. Поразительные коллекции скифского и иранского искусства в Эрмитаже в Ленинграде никогда так не лелеялись бы, если бы они не являлись памятниками развития человеческой мысли. Благодаря случайностям судьбы получилось, что жизнь того человека, который сделал больше кого-либо другого для экспериментального анализа умственной деятельности, совпала по времени и по месту с культурой, которая возвысила человеческий разум" ". Американский ученый У. Кэпиоп вспоминал: "В последний раз я видел Павлова в Ленинграде и Москве на заседаниях конгресса в 1935 г. Ему тогда было 86 лет, и он еще сохранил много прежней подвижности и жизненной энергии. Незабываемым остается день, проведенный с ним в окрестностях Ленинграда, в громадных новых зданиях института, построенных советским правительством для продолжения экспериментальных работ Павлова. Во время нашей беседы Павлов вздохнул и выразил сожаление, что такие грандиозные возможности не были предоставлены ему 20 лет тому назад. Если бы можно было повернуть время назад, то ему, Павлову, было бы 66 лет, а это возраст, когда обычно деятели науки уже отходят от активной работы!"

Страницы: 1 2

Характерные черты взаимосвязи глобальных и национальных уровней общественного бытия
Попытаемся выделить некоторые особенности взаимосвязи глобального и национального уровней общественного бытия в условиях, когда глобалистские тенденции неуклонно нарастают и усиливаются, а национальное государственное образование, хотя в целом и продолжает сохранять роль доминирующей социально-политической ...

Дискуссия о профсоюзах
Центральный комитет партии большевиков решил не выносить на широкое обсуждение наметившихся разногласий в новой обстановке актуальных вопросов профсоюзного движения. Однако Л.Д. Троцкий отказался в ней работать, публично объявил о своем и группы его единомышленников несогласии с линией ЦК, что положило нача ...

Основные направления внешней политики России в первой половине ХVIII века
Основные направления внешней политики России в конце XVII – начале XVIII века определялись необходимостью получить доступ к морям: § к Балтийскому – западное; § к Черному – южное; § к Каспийскому – восточное направления. Внешняя политика накануне XVIII века. В 1695 году молодой царь Петр предпринял пох ...