История — наставница жизни

История вынуждена повторяться, потому что в первый раз мы обращаем на нее слишком мало внимания. История учит нас, что она никого ничему не учит. История, по-видимому, только тогда и нравится, когда представляет собою трагедию, которая надоедает, если не оживляют ее страсти, злодейства и великие невзгоды.

Традиционные представления о пространстве и времени
Страница 6

Материалы » Историографическое исследование Хорватии » Традиционные представления о пространстве и времени

Подытоживая сказанное, можно сделать вывод, что Константин Багрянородный (или кто-то из его информаторов) принял область обитания западнославянских хорватов (очевидно известных в Византии), называвшихся «белыми» за район, откуда произошло переселение части хорватов на Балканы. На самом деле тем регионом, откуда шло расселение хорватов было Прикарпатье.

Употреблённый в рассматриваемом трактате термин «Великая Хорватия», а также объяснение Константином названия «хорваты», как «обладатели большой страны» привели ряд исследователей к мысли о существовании в Прикакрпатье в доаварский период значительного политического объединения хорватов. Но из-за практически полного отсутствия других материалов судить об этом с уверенностью сложно. Упоминаемый в восточных источниках Хордаб (Дрерваб, Хорват и др.) в принципе может быть сопоставлен с этой «Великой Хорватией», но сложно сказать каким временем датировать эти восточные известия. В историографической главе уже говорилось, что одни учёные сопоставляют Хордаб с «Великой Хорватией», в то время как другие относят уже к послеаварскому времени и отождествляют с восточноевропейскими хорватами VIII-IХ вв.

Из других источников, могущих хоть как-то пролить свет на рассматриваемую проблему можно назвать летопись попа-Дуклянина (XII в.), где сообщается о приходе «готов-славян» (хорватов) из «северной страны» [КБ, с. 370]. В англосаксонском переводе хронографии Орозия (конец IX в.), выпорлненной под руководством короля Альфреда упомянуты некие «хороты», но регион их проживания определить почти невозможно: к северу от них «земля Мэгда» (амазонки), ещё севернее – «серменды» (сарматы). Поэтому можно говорить о проживании этих «хоротов» (если ещё верно отождествление их с хорватами, что далеко не бесспорно) где-то севернее Дуная в Центральной Европе, возможно и в Прикарпатье.

Одним словом, сказать уверенно (если стоять на почве источников, а не предаваться подобно Е. Гачиньскому фантастическим догадкам и отождествлениям) существовала ли «Великая Хорватия» как некое политическое образование невероятно сложно. С уверенностью можно лишь говорить о проживании в доаварский период хорватов в Прикарпатье. И, тем не менее, вопрос о социально-политической организации хорватов этого времени очень важен и представляется нецелесообразным ограничиться только вышеприведёнными осторожными замечаниями.

Ранее говорилось о разгроме гуннами черняховской культуры и утрате большей части её достижений, но антский союз вероятно пережил нашествие кочевников и на базе Подольско-Днепровского региона черняховской культуры возникает новая более примитивная культура - пражско-пеньковская, отождествляемая большинством учёных с антами, с восточным ареалом которой можно связать хорватов, если вспомнить, что хорваты вероятно входили в состав антов. Но что представляли из себя анты? Союз племён? Или уже организацию более высокого порядка (союз союзов племён или даже протогосударственное объединение)? Была это общность политическая или скорее этническая? Или этим этноним византийские авторы просто маркировали все славянские племена, наступавшие на империю с востока? В пользу последнего вывода есть определённые основания. Ведь в сущности виантийские источники не дают никаких славянских этнонимов, кроме антов и склавинов. Они не знают упоминаемой у Масуди Валинаны, представлявшей по-видимому значительную политическую организацию не знают русов, бывших по-видимому ядром антского союза, не знают они и хорватов. Это наводит на мысль, что имя «анты» было своеобразным маркером, покрывавшим значительную часть славян. Представляли ли анты политическое единство? Время от времени - несомненно, но характерно указание ряда византийских авторов на множество вождей у них.

Таким образом, представляется, что анты являли собой весьма рыхлый этнополитический конгломерат. После аварского нашествия этот этноним полностью исчезает из византийских источников, хотя в археологических материалах пеньковской культуры и нет ощутимых следов погрома. По-видимому, анты вовсе не были уничтожены аварами; последние просто сокрушили их рыхлое политическое единство.

То, что в доаварский период хорваты входили в состав антского объединения подтверждают данные лангобардской легенды, сообщающей, что до 490 г. лангобарды прошли край «Antaib» («землю антов») искать который можно только в Прикарпатье, т. е. в земле хорватов.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11

Специфика охранной политики по отношению к памятникам истории Нового времени.
Специфика охранной политики по отношению к памятникам истории Нового времени связана с тем, что таковыми являются, как правило, культурные ценности, являющиеся либо действующими архитектурными объектами, либо имеющие определнный рыночный номинал. Правовое понятие «культурных ценностей» по сравнению с общеф ...

Культура Киевской Руси
Восточные славяне, в отличие от многих народов Европы, не получили прямого культурного наследия древнего мира. Но от эпохи первобытности они унаследовали и богатый словарный запас, и мифологию. Некоторое влияние на славян оказали в древности соседние скифы и посещаемые славянами с торговыми целями греческие ...

Проявление религиозного фактора в столкновениях между арабами и евреями. Арабо-израильское противостояние на протяжении 1949-1986 годов
Собственно религиозная составляющая, объединяющая арабов тогда в середине XX века и сейчас в начале XXI – это святость для всех мусульман города Иерусалима.[43] Иерусалим - третий из священных для мусульман городов после Мекки и Медины. По-арабски он называется аль-Кудс, "священный". Полное официа ...