История — наставница жизни

История вынуждена повторяться, потому что в первый раз мы обращаем на нее слишком мало внимания. История учит нас, что она никого ничему не учит. История, по-видимому, только тогда и нравится, когда представляет собою трагедию, которая надоедает, если не оживляют ее страсти, злодейства и великие невзгоды.

К истории вопроса
Страница 3

Диаметрально противоположную точку зрения в своих «Философических письмах» показал П.Я. Чаадаев: «Мы не принадлежали ни к одному из великих семейств человечества, ни к Западу, ни к Востоку, не имеем преданий ни того, ни другого. Мы существуем как бы вне времени, и всемирное образование человеческого рода не коснулось нас» [3]. Причиной отрыва России от величественной истории западных народов Чаадаев считал православие: «Ведомые злою судьбою, мы заимствовали первые семена нравственного и умственного просвещения у растленной, презираемой всеми народами Византии» [Там же]. Из-за православия, считал Чаадаев, вся история России шла не так, как история западных народов: «В самом начале у нас дикое варварство, потом грубое суеверие, затем жестокое, унизительное владычество завоевателей, (дух которого национальная власть впоследствии унаследовала), владычество, следы которого в нашем образе жизни не изгладились совсем и поныне» [Там же]. Хотя П.Я. Чаадаев отчасти пересмотрел свою точку зрения на Россию на менее пессимистическую, многие его выводы совпали с выводами некоторых западных наблюдателей и исследователей, как XIX столетия (маркиз де Кюстин), так и современных (Р. Пайпс). Во всяком случае, Чаадаев был первым, кто открыто и внятно поставил проблему истории России в мировой истории. Все остальные точки зрения были лишь откликом на его положения, которые многих тогда шокировали - во многом, потому, что не ожидали подобного от русского человека. Скажем, книга Кюстина о николаевской России, вышедшая приблизительно в те же годы, произвела гораздо меньший скандал, ибо написана была иностранцем, от которого, в принципе, было ожидаемо такое неприятие всего русского.

От Чаадаева и его оценки российской истории идет и модная в XX веке евразийская теория – ведь именно он одним из первых обратил внимание на особое промежуточное геополитическое положение России «между Востоком и Западом». У него же есть мысль (как это не парадоксально) и об особой роли России в мировой истории, и роль эта далеко не негативная: «России поручены интересы человечества, и в этом её будущее, в этом ее прогресс. Придет день, когда мы станем умственным средоточием Европы, как мы сейчас являемся её политическим средоточием, и наше грядущее могущество, основанное на разуме, превысит наше теперешнее могущества, опирающееся на материальную силу» [Там же].

Следующий по хронологии этап этого вечного спора – растянувшаяся до нашего времени дискуссия западников и славянофилов. Главная проблема, вокруг которой завязалась дискуссия, может быть сформулирована следующим образом: является ли исторический путь России таким же, как и путь Западной Европы, и особенность России заключается лишь в ее отсталости или же у России особый путь и ее культура принадлежит к другому типу? В поисках ответа на этот вопрос сложились две альтернативные концепции русской истории.

Спор, как известно, начали славянофилы. Их лидеры - Алексей Степанович Хомяков, Иван Васильевич Киреевский, Константин Сергеевич Аксаков, Юрий Федорович Самарин — выступили с обоснованием самобытного пути развития России. При этом они исходили из того, что у России свой особый путь, определяемый ее историей, положением в мире, огромностью территории и численности населения, географическим положением и особенно своеобразными чертами русского национального характера, русской «души».

Славянофилы отнюдь не были реакционерами. Они были скорее своеобразными утопистами. Свой идеал они видели в своеобразной от всякой вещной зависимости высоконравственной личности. С позиций сконструированного ими идеала, славянофилы резко критиковали реальность, как европейскую, так и российскую. Когда славянофилы говорили об «особом пути России», они отнюдь не имели ввиду сохранение существующей в России социальной реальности. Они подразумевали следование определенным социальным и нравственным ценностям. Эти ценности славянофилы считали традиционными для России и противоположными ценностям западноевропейской культуры.

Страницы: 1 2 3 4

домНародные восстания середины XIX в.
Не удивительно, что народы Востока решительно сопротивлялись установлению колониальных режимов. Это сопротивление, как уже отмечалось, проявлялось еще в ходе первых завоевательных войн европейских колонизаторов против народов Востока (Индонезия, Индия). Позднее, уже в XIX в., мужественно противостояли насту ...

Роль партийных и репрессивных органов государства. Формирование партийных и репрессивных органов
После революции все нормальные экономические механизмы и отношения были разрушены гражданской войной. В условиях острой необходимости обеспечения городов и армии оружием, продовольствием и прочими необходимыми ресурсами, в еще не окрепшем Советском государстве формируется политика "военного коммунизма& ...

Сибирская каторга и ссылка. Заговор в Зерентуйском руднике. Героическая пропаганда М.С.Лунина
О сибирском периоде жизни декабристов имеется богатая литература и огромное количество документального материала. Отправка в Сибирь началась в июле 1826 г.Сюда ко многим декабристам приезжали жены. Они не воспользовались разрешением Николая I вторично выйти замуж и бросили ради мужей – декабристов свободну ...