История — наставница жизни

История вынуждена повторяться, потому что в первый раз мы обращаем на нее слишком мало внимания. История учит нас, что она никого ничему не учит. История, по-видимому, только тогда и нравится, когда представляет собою трагедию, которая надоедает, если не оживляют ее страсти, злодейства и великие невзгоды.

Заключение
Страница 1

Вопросы, затронутые в данной работе, конечно, чрезвычайно сложны и не предполагают однозначного ответа. То, что случилось с Россией и русскими в XX веке не имеет ни юридических, ни исторических прецедентов в мире. Речь идет не о рассеянии в чужих странах, не о вхождении в состав уже давно сложившихся иных государств на условиях, признаваемых юридическими нормами своей эпохи (тогда превращение в национальные меньшинства естественно и правомерно), а о «произвольном разделении единого русского народа на территории его собственной исторической государственности». Чего же хочет Запад? Является ли он нашим врагом или другом? Как нам относится к Востоку? Не менее реальна, например, угроза со стороны Китая, который сейчас вроде бы является нашим партнером, но одновременно осуществляет свою «ползучую» экспансию в нашей Сибири? Н. Нарочницкая считает, что у России в мире ни друзей, ни врагов. У всех свои политические (vs. эгоистические интересы). www.transportway.ru

Запад хочет, прежде всего, вовлечь потенциал России в собственные цели мировой истории. Ибо для так называемого «устойчивого развития» в ХХI веке необходимо уже невозможное для Запада сочетание факторов: собственные ресурсы полного обеспечения; военная мощь, исключающая посягательство на эти ресурсы; экономика, максимально независимая от поставок извне; высокий образовательный уровень населения и полный цикл научных исследований; неперенаселенность и внушительная территория, относительно невысокий уровень потребления и потребностей, позитивный потенциал в свете не подвластных человеку изменений на планете (потепление).

В мире существует только одна такая страна – Россия, которая даже после чудовищных экспериментов ХХ века имеет возможность продолжить самостоятельное развитие в мировой истории как равновеликая Западу духовная, культурная, геополитическая сила. Увы, оправдываются самые горькие суждения И. Ильина о том, что именно такая Россия Западу не нужна, как и его прогнозы в отношении «зложелателей закулисных», которым «нужна Россия с убывающим населением», для чего они будут соблазнять русских всем, что приносит хаос и разрушение, и немедленно обвинять их в «мнимом империализме», «фашизме», «реакционности и варварстве» при любом сопротивлении. Вымирание русских уже стало реальностью (это явление свидетельствует всегда не столько об оскудении условий жизни, как о разочаровании в ее смысле для народа, вытесняемого на обочину истории). Нынешняя демографическая катастрофа русских влечет сокращение их численности вдвое через 25 лет. Но Россия «с убывающим населением», не управляющая своим будущим, провоцирует грядущий геополитический передел огромной части мира. Что касается исторических взаимоотношений Россия – Запад, то если взглянуть трезвым объективным взглядом, как это сделал, например, известный культуролог А. Тойнби: «Хроники вековой борьбы между двумя ветвями христианства, пожалуй, действительно отражают, что русские оказывались жертвами агрессии, а люди Запада – агрессорами значительно чаще, чем наоборот» [9].

В заключение хотелось бы привести слова В.О. Ключевского, одновременно либерала и пламенного патриота России, о непреходящей актуальности поставленной нами проблемы: «Здесь историческое изучение своими конечными выводами подходит вплоть к практическим потребностям текущей минуты, требующей от нас, от каждого русского человека отчетливого понимания накопленных народом средств и допущенных или вынужденных недостатков своего исторического воспитания. Нам, русским, понимать это нужнее, чем кому-либо. Вековыми усилиями и жертвами Россия образовала государство, подобно которому по составу, размерам и мировому положению не видим со времени падения Римской империи. Но народ, создавший это государство, по своим духовным и материальным средствам еще не стоит в первом ряду среди других европейских народов. По неблагоприятным историческим условиям его внутренний рост не шел в уровень с его международным положением. Мы еще не начали жить в полную меру своих народных сил, чувствуемых, но еще не вполне развернувшихся, не можем соперничать с другими ни в научной, ни в общественно-политической, ни во многих других областях. Достигнутый уровень народных сил, накопленный запас народных средств - это плоды многовекового труда наших предков, результаты того, что они успели сделать. Нам нужно знать, чего они не успели сделать; их недоимки - это наши задачи».[3]

Страницы: 1 2

Усилений революционных сил
Реорганизация Гоминьдана способствовала укреплению позиций правительства Сунь Ятсена в Гуандуне, расширению сферы его политического воздействия. Стабилизации власти гуанчжоуского правительства способствовало также создание революционной армии, которому Сунь Ятсен придавал особенно большое значение. В услови ...

Вторая «опиумная» война и поражения тайпинов
Вскоре после окончания Крымской войны Англия нашла повод для начала войны против Китая. Местные власти в Гуанчжоу конфисковали небольшое судно «Эрроу», которым пользовались китайские пираты и контрабандисты. В свое время владелец судна купил в Гонконге британское судовое свидетельство. И хотя к моменту инци ...

Объект операций - Тангутское государство
По выполнении задачи объединения в одно Государство монгольских народностей, населяющих плоскогорье Центральной Азии, взоры Чингисхана, естественно, обратились на Восток, к богатому, культурному, населенному не воинственным народом Китаю, всегда представлявшему в глазах кочевников лакомый кусок. Земли собст ...