История — наставница жизни

История вынуждена повторяться, потому что в первый раз мы обращаем на нее слишком мало внимания. История учит нас, что она никого ничему не учит. История, по-видимому, только тогда и нравится, когда представляет собою трагедию, которая надоедает, если не оживляют ее страсти, злодейства и великие невзгоды.

Фабрики
Страница 1

С большим запозданием по отношению к западным странам, с огромными трудностями, продираясь сквозь феодальную рутину, русская промышленность начала механизироваться лишь в 60-х годах. Рабочие, в частности ткачи-надомники, видели в механических станках ту темную силу, которая неумолимо надвигается на них, отбирая работу и хлеб.

Местные крестьяне с трудом привыкали к фабрике. Ведь раньше они смотрели на ткачество как на побочный заработок в свободное от хозяйства время. И на ручной фабрике они еще имели относительную свободу, могли наниматься на любой срок, а летом, как правило, ткачеством не занимались. Теперь же все изменилось. Рабочий оказался «настолько втиснут в железные рамки, он настолько зависит от машины, что его личная воля и чувства совершенно стерты: он должен 12—13 часов дышать испорченным воздухом, и он дышит им непрерывно столько часов, сколько полагается между перерывами работы, никогда не меньше»*.

Что же представляли собой фабрики яковлевских купцов в начале 80-х годов?

В пяти каменных двухэтажных зданиях у Сидорова было 260 механических и 150 ручных ткацких станков. На фабрике работало 740 человек. По составу и возрасту: мужчин 400, женщин 150, подростков до 12 лет — 40 человек, от 12 до 18 лет — 150. Кроме этого, на Сидорова работало около 600 ткачей-надомников.

Тяжелые условия жизни вынуждали крестьян отдавать за нищенскую плату детей на фабрики. Работали они наравне со взрослыми по 13—14 часов в сутки, но если первые могли заработать от 8 до 18 рублей в месяц, то дети получали только до восьми рублей. При этом следует иметь в виду, что они выполняли самые тяжелые работы, находились на самых пыльных участках.

Лишь в 1882 году был принят закон, запрещающий работу детей до 12 лет.

До середины 90-х годов XIX века в России не было и законов, ограничивающих рабочий день. Только в 1897 году, в результате упорной стачечной борьбы пролетариата, правительство вынуждено было издать закон о сокращении рабочего дня до 11,5 часа. Но эти законы мало что изменили в положении рабочих. Капиталисты находили множество способов обойти их.

Работа на фабрике шла круглый год. Выпускались полотна, холст, полотенца, скатерти и салфетки — всего до 300 сортов и 120 рисунков. В год производилось всех изделий на полмиллиона рублей, а сбывался товар, в

основном через ежегодную Нижегородскую ярмарку, где костромские купцы имели свой полотняный ряд.

В 1882 году Сидоров участвовал во Всероссийской технической выставке и за свои изделия получил первую золотую медаль, которая помогла ему добиться правительственных заказов: ручной товар шел в основном царскому двору, машинное полотно — военному ведомству. Именно постоянные заказы позволили Сидорову почти безубыточно пережить кризис в полотняной промышленности 1873—1876 годов. В эти же годы он открыл свои магазины в Петербурге, Москве, Харькове.

На сидоровской фабрике

имелись две паровые машины, общей мощностью 55 лошадиных сил. Работа была «денная» и сменная. Днем работали по 13 часов, в сменах— по 8. Но отработав смену, рабочий через 12 часов вновь шел на фабрику. Таким образом, рабочий день у него был 12 часов.

Рабочих дней было 260 в году. На пасху фабрики закрывались на 13 дней. На этот период все рабочие рассчитывались и после праздника принимались вновь. Второй полный расчет был осенью. Такая система была принята почти по всей России и позволяла фабрикантам каждый раз избавляться от неугодных работников, снижать расценки, вводить новые, более жесткие правила. Осенью, когда предложение в рабочей силе опережало спрос, расценки урезали предельно. И рабочие ничего не могли поделать, даже объявить забастовку, так как еще не были приняты на работу.

Каждому рабочему Сидоров выдавал по две расчетные книжки: одну товарную, куда вписывали сработанный товар, другую расчетную, в которую вносили заработок за месяц и вычеты: забор товаров из фабричной лавки, штрафы и прочее.

Табель о штрафах был настолько велик, что не было никакой возможности избежать денежного начета. Наказывали за все: за порчу товара, за пронос на фабрику табака и спичек, за ругань, недобрый взгляд на подмастерья или управляющего фабрикой. Всего за год Сидоров наказывал рабочих в среднем на 1200 рублей. Но зато после, на пасху, он «щедро» раздавал подарки— ситцы на платья и рубашки. Подарки покупались на деньги из штрафного капитала, то есть шли из кармана рабочих.

У Крымова

, как и у Сидорова, фабрика состояла из двух отделений: ручного и механического. Первое находилось в Яковлевском, в так называемом «полевом корпусе». Механическое — возле деревни Рогачево. Кроме этого имелись бельное и отделочное производства. Все помещалось в двух каменных зданиях.

Страницы: 1 2 3

Всеукраинский съезд Советов в Харькове
Разоблачение большевиками в конце ноября и в начале декабря антинародной, контрреволюционной деятельности Центральной рады оздоровило политическую обстановку на Украине. В. И. Ленин отметил это в "Тезисах об Учредительном собрании", написанных в день, когда на I Всеукраинском съезде Советов рождал ...

Борьба Хрущева за единоличную власть
Смерть И.В. Сталина поставила вопрос о руководстве партией и страной после вождя, обладавшего безраздельной властью до последней минуты жизни. Три десятилетия назад, умирая, В.И. Ленин дал такие характеристики своим наиболее близким соратникам, претендовавшим на лидерство, которые, по мысли Ленина, должны ...

Биография Н.С. Хрущева
Родился в 1894 г. в селе Калиновка Курской губернии. С 12 лет уже работал на заводах и шахтах Донбасса. В 1918 г. Хрущева принимают в партию большевиков. Он участвует в гражданской войне, а после ее окончания находится на хозяйственной работе. Был делегатом от Украины на IV и XV съездах ВКП (б). В 1929 пост ...