История — наставница жизни

История вынуждена повторяться, потому что в первый раз мы обращаем на нее слишком мало внимания. История учит нас, что она никого ничему не учит. История, по-видимому, только тогда и нравится, когда представляет собою трагедию, которая надоедает, если не оживляют ее страсти, злодейства и великие невзгоды.

Радикальные республиканцы в конгрессе США в условиях гражданской войны и реконструкции
Страница 9

Материалы » Радикальные республиканцы в конгрессе США в условиях гражданской войны и реконструкции

основанное на общих принципах и целях республиканской партии». «Если бы все было иначе, - пишет он, -партия вряд ли оказалась в состоянии контролировать федеральное правительство». По мнению автора, разногласия между умеренными и радикальными республиканцами в сенате касались всего лишь краткосрочной политики; они возникали лишь при обсуждении специфических законодательных мероприятий и служили отражением приверженности представителей различных группировок разным тактическим приемам. Бесспорно, подобные конфликты могли угрожать стабильности «долгосрочного консенсуса» и даже ставить под угрозу будущее республиканской партии. Желая или не желая того, конфликтующие стороны предоставляли сенаторам от оппозиционной партии возможность воздействовать на процесс законотворчества. И все же, на протяжении войны влияние фракционной борьбы на сохранность внутрипартийного консенсуса оказалось незначительным^, с. 142).

Во второй части своей монографии Боуг пытается дать интерпретацию причин расхождения во мнениях между представителями умеренной и радикальной группировок партии, воссоздать модель политического мировоззрения, характерного для каждой из двух фракций. В первую очередь он обращает внимание на вопрос о рабстве и афро-американцах, служивший естественным водоразделом между радикалами и умеренными. Если умеренным республиканцам часто казалось, что радикалы превращали войну против рабства в способ преследования лояльных рабовладельцев, то последние не без оснований обвиняли умеренных в слепом следовании расовым предрассудкам при обсуждении антирабовладельческих мер в сенате. «Радикалы в целом, И в частности в ходе голосований, обнаруживали больше веры в интеллектуальный и гражданский потенциал негров, нежели умеренные, и в несравненно большей степени заботились о расширении сферы гражданских свобод для освобожденных рабов».

Сфера разногласий между радикалами и умеренными, считает Боуг, включала в себя также и вопрос о взаимоотношениях федеральных и штатских властей. Радикальные республиканцы, намеревавшиеся использовать власть

федерального правительства во всей ее полноте, в самих условиях национального кризиса искали оправдания своей политике, которая в глазах умеренных означала ущемление прерогатив штатских правительств. Как и следовало ожидать, умеренные республиканцы были очевидными сторонниками прав штатов, что объясняло их особое внимание к нуждам и требованиям лояльных рабовладельцев в штатах пограничного региона.

Если умеренные и радикалы отличались по своему подходу к решению вопроса об отношениях федеральных и штатских властей, они неизбежно должны были расходиться во мнениях относительно распределения прерогатив между ветвями государственной власти, считает автор. В целом радикальные республиканцы относились к различным инстанциям судебной власти с гораздо меньшим уважением, нежели умеренные. Автор полагает, что существенно различным было и толкование конституции радикалами и умеренными. Радикалы «либо не находили конституционных препятствий на своем пути, либо изыскивали конституционные средства для санкционирования своих целей», тогда как умеренные в конгрессовской деятельности чаще признавали существенность конституционных ограничений.

Приведенный выше анализ главных сфер разногласий между радикалами и умеренными в сенате привел автора к мысли о неадекватности самих терминов «радикал» и «умеренный» исследуемым историческим объектам. «Среди законодателей в годы Гражданской войны, пишет Боуг, - существовал более широкий континуум воззрений, крайние полюса которого могут быть обозначены как «модернизаторский» и «традиционалистский».

В заключение автор повторяет свой тезис о том, что поддержка республиканскими сенаторами «радикальных» или «умеренных» мероприятий «была обусловлена наличием у них относительно небольшого круга тесно взаимосвязанных воззрений, наиболее важные из которых касались толкования конституции и решения расовой проблемы». Боуг утверждает, что различия в подходах представителей обеих сенатских фракций к решению этих вопросов могли служить отражением более глубоких разногласий в отношении социального устройства.

Страницы: 4 5 6 7 8 9 

Вторая Ржевско-Сычёвская наступательная операция («Марс») войск Западного и Калининского фронтов — 25.11−20.12.1942
Ржевско-Сычёвская стратегическая наступательная операция (операция «Марс») — боевые действия Калининского (генерал-полковник М. А. Пуркаев) и Западного (генерал-полковник И. С. Конев) фронтов с целью разгрома немецкой 9-й армии (генерал-полковник В. Модель, штаб — Сычёвка) группы армий «Центр», оборонявшейс ...

История местоположения Твери
Вопрос о времени возникновения города Твери является одной из ключевых проблем истории Верхневолжья. Существует целый комплекс историографических, источниковедческих и археологических проблем в изучении древнейшей истории города. В отечественной историографии закрепились несколько точек зрения как на время ...

Основные направления внешней политики России во второй половине XVIII в.
Основными направлениями внешней политики России во второй половине XVIII в. являлись: юго-западное — необходимость выхода к Черному морю, обусловленная экономическими (свободное прохождение флота через проливы Босфор и Дарданеллы), а также военно-стратегическими (опасность Крымского ханства) потребностями. ...