История — наставница жизни

История вынуждена повторяться, потому что в первый раз мы обращаем на нее слишком мало внимания. История учит нас, что она никого ничему не учит. История, по-видимому, только тогда и нравится, когда представляет собою трагедию, которая надоедает, если не оживляют ее страсти, злодейства и великие невзгоды.

Полководческое искусство Святослава и военная деятельность Владимира Мономаха

Материалы » Полководческое искусство Святослава и военная деятельность Владимира Мономаха

Полководческое искусство Святослава в Хазарском походе 965 г. и битве у Доростола 971 г.

В IX—Х вв. развитие феодализма и экономический рост молодого Древнерусского государства остро поставили вопрос о выходе его на широкие торговые коммуникации. Соседние государства — Хазарский каганат и Византия стремились воспрепятствовать росту могущества и самостоятельности Древней Руси. Особенно опасным врагом была Византийская империя. В союзе с Хазарским каганатом она упорно оттесняла Киевскую Русь от черноморских берегов, стремясь безраздельно господствовать в Северном Причерноморье и Поднепровье. Создавались всяческие препятствия проникновению русских купцов в ее черноморские города и непосредственно в Константинополь.

Русские купцы, ходившие Черным морем через Херсонес (Корсунь) в хазарский город Самеркеш (Тмутаракань), обязаны были платить налог византийским чиновникам. Но и попав в Хазарию, они наталкивались на упорное противодействие торговым операциям со стороны правящей верхушки каганата, тесно связанной с Византией.

Правители Хазарии стремились ограничить пропуск через свои земли купцов иностранных государств. Они желали стать единоличными посредниками в торговых сделках. Не пропускались также и русские караваны в земли мусульман Багдадского халифата. В 960 г. хазарский каган Иосиф заявлял: "Я не допущу русов, прибывающих к нам на кораблях, переправляться к ним". Каган подразумевал в своем заявлении, что он защищает мусульманский мир от нападения русских отрядов, но такая позиция отразилась на торговых связях Руси с Востоком.

Потребности экономического развития вынуждали Древнерусское государство вести упорную и успешную борьбу с Византией и Хазарией. Первый удар был нанесен союзнику Византийской империи — Хазарскому каганату, угрожавшему Руси с тыла.

Хазарский каганат представлял собой раннефеодальное государственное образование. Он возник в середине VII века на территории Северного Кавказа, Приазовья и Донских степей. Через владения каганата проходил важный для Древнерусского государства Волжско-Каспийский торговый путь. Дружины Киевской Руси не раз совершали походы на Волгу и Северный Кавказ, стремясь обеспечить безопасность проезда русских купцов на рынки Востока. Но особенно важную роль сыграли походы русского войска под командованием киевского князя Святослава Игоревича (942–972 гг.).

К середине Х века Хазарский каганат растерял свое былое величие. Столичная аристократия Хазарского каганата, принявшая религию иудеев, обособилась от основной полукочевой массы населения каганата, в большинстве придерживающейся мусульманства. Новые цари, иудеи, опираясь на наемное войско, несомненно держали в своих руках все назначения на выгодные государственные должности, богатели за счет транзитной торговли и поддерживали своих единоверцев в ущерб местной аристократии. Подобная позиция правящих кругов послужила источником феодальных распрей, междоусобиц и ослабляла военную мощь каганата. Падала боеспособность феодальных ополчений. Стремление столичных аристократов обогатиться как за счет эксплуатации населения, так и за счет взимания налогов и обложения высокими пошлинами торговых караванов, прибывающих в Хазарию, превратило каганат в типичное паразитирующее государство. Сложная обстановка складывалась на окраинах Хазарии. В степях Причерноморья и Приазовья кочевали орды печенегов, враждебные каганату. Обоюдные набеги, захват пленных и обращение их в рабство не способствовали мирным отношениям. Гарнизоны хазарских крепостей находились в постоянном напряжении.

Киевский князь Святослав, собираясь в поход против Хазарии, учел эти обстоятельства и блестяще использовал политическую ситуацию. В 964 г. он совершил поход на Оку и Волгу в землю славянского племени вятичей и освободил их от уплаты дани хазарам. В следующем году дружина Святослава этим же путем налегке, без обозов, стремительно, "яко пардус" (как барс), прошла через земли волжских булгар — данников хазар и, двигаясь вниз по Волге, вступила в пределы Хазарского каганата. Святослав послал грозное предупреждение противнику: "Иду на вы".

Подвижность войска Святослава свидетельствует о том, что оно было небольшим — от 3 до 5 тыс. человек. Хазарский каган имел наемное войско около 10—12 тыс. человек. Частично оно размещалось в пограничных городах-крёпостях — Саркел (Белая вежа), Бененджер, Семендер, Таматарха (Тмутаракань) и др. Основное войско находилось в столице каганата Итили Оно не превышало половины всей численности наемников — от 5 до 6 тыс. человек. При молниеносном приближении Святослава к Итилю каган не смог собрать все войска из пограничных крепостей, находившихся под угрозой нападения печенегов. В битве под Итилем Святослав нанес поражение наемникам кагана, а затем прошел через земли ясов (осетин) и касогов (адыге) и взял Тмутаракань. Из Тмутаракани его дружина поднялась по Дону к Саркелу (Белая Вежа). В те времена это была довольно мощная крепость. Она строилась при участии византийских инженеров. Гарнизон крепости, охранявший сухопутные дороги из степей Приазовья в глубь Хазарии, подвергся удару с тыла и крепость пала.

Разгром войсками Святослава Хазарского каганата предопределил его окончательную гибель. В конце Х века это государственное объединение кочевых и полукочевых племен прекратило свое существование.

Военные походы Святослава на Волгу и Северный Кавказ имели большое значение. Благодаря им границы Древнерусского государства на востоке были значительно расширены, а земли славян обезопасены от нападения врагов. Владения Киева распространились до низовьев Дона, Северного Кавказа, Тамани и Восточного Крыма. Русь получила возможность вести торговлю с Востоком. На Черном море возник военно-торговый форпост — Тмутаракань, столица будущего русского княжества. Выявилось высокое мастерство славян в организации дальних походов. Русское войско прошло свыше 4 тыс. км по суше и 1,5 тыс. км по рекам.

Русь в войне против Византии. Святослав, разделавшись с Хазарией, решил покончить с форпостом Византии — крепостью Херсонесом (Корсунь). Византийский полис не только препятствовал движению купеческих караванов, но и запрещал русским рыбакам ловить рыбу в устье Днепра и близлежащих районах. Киевский князь деятельно готовился к походу. Он понимал, что Херсонес малой дружиной не взять: крепость имела несколько рядов мощных укреплений и была окружена рвом. Весной 967 г. — 10 тыс. человек дружины и ополчения были собраны. Византия обратила внимание на приготовления Святослава, и к нему в Киев прибыло посольство херсонесца Калокира, сына наместника Херсонеса. Херсонесцы не могли не обеспокоиться за участь своего города. Рассчитывать на скорую помощь из Византии не приходилось в силу внешних и внутренних причин. Империя ввязалась в войну с Болгарией. В Малой Азии ей противостояли арабы. Против самого императора Никифора Фоки уже плелась сеть интриг. Его политика, направленная на ущемление прав столичной аристократии и монастырских землевладений, вызвала сильное озлобление администрации и монашества, а разграбление имущества политических противников императора усугубляло его положение на троне. Исходя из дальнейших действий Калокира, можно предположить, что склоняя Святослава к союзу с Херсонесом, он посвятил киевского князя в дела империи, уговорил перенести удар с полиса Византии на территорию Подунавья и овладеть дунайскими гирлами (протоками). Знатный херсонесец преследовал и личные цели. С помощью могучего союзника он рассчитывал занять престол Византии. Это был далеко не абсурдный план — история империи знала подобные случаи.

Летом 967 г. войско Святослава с обозами, через земли уличей и тиверцев, неожиданно вышло к Переяславцу на Дунае (город-крепость в 18 км северо-восточнее Хорсова). Часть рати прибыло к нему на ладьях через Георгиевское гирло и обеспечила переправу. Наспех собранное войско болгар не оказало серьезного сопротивления. Настроенное против византийцев оно не желало воевать с русскими. Святослав мгновенно оценив обстановку, очистил Северо-Восточную Болгарию от провизантийски настроенных феодалов. Столь быстрое распространение русского влияния в Болгарии греческие источники объясняют сохранением политического "равенства и справедливости" между двумя государствами. За царем Болгарии была сохранена царская власть, и русские ничего не меняли в государственном устройстве болгар. Святослав вернулся в Переяславец — пункт, контролирующий торговые пути, связывающие Русь с европейскими и балканскими странами. Византийский император, оказавшись перед объединенной силой двух государств, опасаясь за Константинополь, подготовил столицу к обороне, перекрыв цепью вход в бухту Золотой Рог. В целях устранения опасного соседа Византия прибегла к традиционному способу и попыталась разъединить союзников. Подкупленные византийцами печенеги, пользуясь отсутствием дружины Святослава, в 968 г. подступили к Киеву и разбили свой стан в его окрестностях. Орда, соблазненная богатством города, однако, не решилась на штурм. Киевляне собрали вече и решили мужественно защищаться. Юный киевлянин пробрался через стан печенегов, переплыл Днепр и поставил в известность воеводу Претича о приходе печенегов. Претич с дружиной пришел к Киеву и заключил с ними перемирие. Прибытие конной дружины Святослава в 968 г. из Переяславца в Киев изменило военно-политическую обстановку. Печенеги заключили с Русью союз и весной 969 г. совместно с киевским князем направились в Болгарию.

Используя отъезд Святослава из Болгарии, Никифор Фока попытался наладить мирные отношения с болгарскими феодалами. Но 30 января 969 г. болгарский царь Петр умер. Его сыновья, Борис и Роман, бывшие при дворе императора в Константинополе, возвратились в столицу Болгарии — Преславу в момент растущего недовольства болгар против вновь поднявших голову провизантийски настроенных феодалов. Святослав прибыл в Переяславец и, используя сложившуюся ситуацию, летом 969 г. пришел в Преславу, где заключил союз с новым царем Болгарии — Борисом.

Положение Византии в конце 969 г. осложнилось. Трон императора захватил полководец Иоанн Цимисхий, убивший своего двоюродного брата Никифора Фоку. Летом 970 г. Иоанн послал войско Варды Склира (Жестокого) во Фракию, а сам выступил против восставшего в Малой Азии брата Никифора — Варды Фоки. Тем временем русские и болгарские войска, и присоединившиеся к ним печенеги и венгры, перешли Балканский хребет, вышли в долину реки Тунджи и двинулись к Филиппополю. Город был взят и соединенные войска союзников направились к Адрианополю. Варда Склир отступил к крепости Аркадиополю. Всего он сконцентрировал там, по византийским источникам, около 12 тыс. человек.

Союзные войска насчитывали, по данным византийцев, до 30 тыс. человек, в том числе свыше 10 тыс. русско-болгарского войска. Варда Склир, выйдя из крепости, поставил по обеим сторонам дороги в засаде два крыла своего войска. В центре расположилась третья группа войска византийцев во главе с Вардой. Конница Склира произвела ложную атаку на лагерь кочевников и, отступая, завлекла печенегов и венгров под удар основных и засадных сил. Болгарская конница поспешила на помощь союзникам, а тем временем русско-болгарская пехота изготовилась к бою. Конница союзников, попавшая под удар с трех сторон, отступила. Преследовавшие их византийцы столкнулись с пешей русско-болгарской дружиной и в разгоревшемся с новой силой бою "с обеих сторон уже многие храбрые пали". Сражение продолжалось с равным успехом, сообщается в византийских хрониках. О его упорстве свидетельствует тот факт, что сам Варда Склир едва не поплатился жизнью. Результаты битвы спорно освещены русскими и византийскими источниками, но стойкость русско-болгарского войска вынудила византийцев вернуться в крепость. Иоанн Цимисхий, чтобы выиграть время, запросил перемирия.

Задобрив союзников дарами и обещая выплатить дань весной, Иоанн Цимисхий добился передышки. В конце 970 г., отозвав войско Варды Склира в Малую Азию, он подавил восстание Варды Фоки и зимой 970—971 гг. срочно перебросил военные силы империи в Европу, в район Адрианополя. Началась тщательная подготовка к возобновлению военных действий. Был подвезен провиант, фураж и пополнен осадный парк. Для поднятия духа армии император провел смотр войск, а перед населением столицы был разыгран морской бой. Всю зиму византийцы собирали сведения о количестве и местонахождении сил союзников. Столь тщательная подготовка объяснялась высокими боевыми качествами войска русских и болгар.

Византийское войско на поле боя строилось фалангой, которая, оградив себя щитами, медленно двигалась к противнику. На флангах находилась конница. Она разделялась на легкую и тяжелую. На последнюю (катафрактов) возлагались основные боевые задачи. Лучники выстраивались позади фаланги. Византийская пехота в бою обрекалась на пассивные, вспомогательные действия. В византийских военных трактатах Х века полководцу рекомендовалось тщательно выбирать поле битвы, чтобы препятствия (ямы, рвы и т.п.) не разрывали боевых порядков пехоты.

В отличие от войска византийцев, предпочитавшего вести кавалерийский бой метательным оружием и избегавшего прямого столкновения, сплоченная фаланга болгаро-русов стремилась к рукопашной схватке. Союзники умели действовать в пешем строю против конницы Византии: оградив свои ряды тяжелыми щитами и выставив копья, они расстраивали конников противника. Лучники русских и болгар, находившиеся в интервалах боевых порядков, ведя интенсивный обстрел коней и всадников в ходе столкновения, немало способствовали замешательству противника.

Весной 971 г. русские и болгарские войска размещались отдельными отрядами в городах Болгарии. Святослав с дружиной находился в это время в крепости Доростол (теперешняя Силистрия). Конные массы печенегов и венгров на зиму ушли в задунайские и приднепровские степи.

Иоанн Цимисхий решил воспользоваться разобщенностью сил русских и болгар, чтобы разгромить их по частям. К апрелю 971 г. он подготовил к походу 15 тыс. пехоты. 13 тыс. конницы и 2 тыс. человек "бессмертных" (тяжеловооруженная конница личной охраны императора). Войско Византии начало вторжение в Болгарию. Оно направлялось к городу Преславе. Императору было известно о том, что горные проходы (клиссуры) через Старую Планину (Балканский хребет) не охранялись союзниками. На военном совете Иоанн Цимисхий с трудом убедил своих военачальников пройти через Вербишкинский проход на Преславу, считавшийся зимой из-за метелей, а весной из-за снегов и схода лавин непроходимым. Цимисхий во главе "бессмертных" повел армию опасным путем. Выбор направления диктовался не только степенью внезапности, но и тем, что в столице Болгарии — Преславе находились царь Борис и небольшой отряд русских — всего 8 500 человек.

Численность византийского войска не испугала русских и их союзников — болгар. Они встретили противника в открытом поле и последовавшая за этим сеча была весьма ожесточенной. Император направил на левое крыло русских и болгар своих "бессмертных". Союзникам пришлось отступить за стены города. Византийские воины попытались взять штурмом город, но, осыпаемые градом стрел, были вынуждены отойти. На следующий день прибыли осадные машины византийцев и последовал общий штурм. Многочисленность византийцев заставила русских и болгар укрыться в царском дворце. У ворот, оставленных открытыми, для того чтобы оставшиеся в городе воины могли войти во дворец, произошла ожесточенная схватка. 150 воинов противника своими трупами загородили вход. Византийцы откатились от дворца. Видя бесплодность попыток взять штурмом дворец, Цимисхий приказал поджечь его. Чтобы не подвергать опасности царскую семью, из дворца вышел отряд союзников числом до 7 тыс. человек на последний бой. Часть русских и болгарских воинов во главе с воеводой Свенельдом пробилась через ряды противника и направилась к Доростолу. Царь Борис и его семья были пленены византийцами.

Святослав собрал воинов у Доростола, но по численности они уступали византийскому войску. Наступавший всегда первым, в этот раз Святослав избрал оборонительный план действий. Отрываться от Доростола не имело смысла, поскольку 300 греческих судов по приказу императора подходили к крепости по Дунаю и исключали возможность ухода русских воинов на ладьях по реке.

23 апреля 971 г. около 30 тыс. русских и болгарских воинов встретили 45 тысячное войско византийцев. Двенадцать раз византийцы атаковали союзников и двенадцать раз устремлялись в бегство. К вечеру Святослав отвел свои войска в Доростол.

На следующий день Иоанн Цимисхий, зная цену полководческого таланта Святослава, устроил укрепленный лагерь со рвом и щитами на валу. Византийцы установили метательные машины и приступили к осаде Доростола. Святослав в свою очередь избрал способом ведения боевых действий активную оборону. Противникам чаще приходилось встречаться в открытом бою, нежели на стенах Доростола.

После неудачной попытки взять штурмом крепость Цимисхий приказал блокировать ее флотом, вооруженным "греческим огнем". Доростол был окружен со всех сторон византийцами. Однако 26 апреля Святослав вывел свое войско зa стены крепости и после ожесточенной сечи оставил поле за собой. Он находился на нем всю ночь и до середины следующего дня. Русские воины вырыли глубокий ров вокруг стен города, "дабы римляне не наступали успешно" и не смогли подтянуть ближе метательные машины. Несмотря на тяжелое положение осажденных, они не прекращали вылазок.

На 60—65-й день обороны Святослав послал 2 тыс. воинов на ладьях на вылазку. В грозовую темную ночь они захватили продукты, а на обратном пути, выйдя из ладей, разгромили неприятельский отряд. Цимисхию пришлось усилить бдительность: все тропинки и дороги ведущие из города, были перекопаны рвами и охранялись стражей. Добывать продовольствие стало невозможно. Византийцы усилили обстрел крепости из метательных машин.

19 июля Святослав произвел решительную вылазку и напал на отряд метательных машин. В результате боя многие из них были разрушены, прислуга перебита.

21 июля 971 г. Святослав, следуя древнему вечевому обычаю, собрал военный совет, на котором пошла речь о дальнейших действиях: начать мирные переговоры или уйти на ладьях. В заключение, выслушав доводы воинов, Святослав сказал: "Так не посрамим земли Русской, но ляжем здесь костьми, ибо мертвые не принимают позора". Совет единогласно вынес решение сражаться. Острое чувство воинской чести и долга, ответственность перед всем русским народом сплотили воинов. Это была форма клятвы-присяги перед битвой, которая разгорелась на следующий день.

22 июля 971 г. Святослав вышел с войском и повелел закрыть ворота крепости. Цимисхий также вывел свое войско из лагеря и изготовился к бою. Византийское войско было построено в следующем порядке. В центре фаланги шли тяжеловооруженные пехотинцы. На флангах располагалась конница. Лучники и пращники, находившиеся позади фаланги, вели обстрел союзного войска из-за рядов своей пехоты.

Отсутствие конницы у русских и болгар повлияло на построение их боевого порядка. Войско было построено "стеной" до 20 шеренг в глубину Численность войска, вероятно, доходила до 20 тыс. человек, не считая больных и раненых, оставшихся в крепости. Между "стеной" союзников и крепостью находился резерв, предназначенный защищать тыл войска от охвата его византийской конницей. В интервалах между воинами находились лучники, которые поражали воинов и коней византийцев бронебойными стрелами. Лучники также усиливали фланги союзного войска, поскольку им было необходимо отбивать атаки византийской конницы во избежание охвата.

Византийские лучники, расположенные позади фаланги, могли действовать на первоначальном этапе боя. При столкновении противников их действия ограничивались боязнью поразить стрелами своих воинов в рукопашной сече.

"Стена", прикрывшись длинными щитами, выставив копья, при приближении к противнику, усиливая удар, перешла на бег. "Они сильно напали на римлян: кололи их копьями, поражали коней стрелами и всадников сбивали на землю". К полудню византийцы дрогнули и стали отступать. Цимисхий бросил на помощь своих "бессмертных" и сам повел их в атаку. Византийцы остановились, и Цимисхий отвел войско на отдых. Видя, что сражение может обернуться неудачей, император лично вызывал Святослава на поединок, "дабы не губить без пользы воинов в битве". Святослав с насмешкой ответил императору:

"Я сам лучше знаю, что мне полезно, нежели враг мой. Если ему жизнь наскучила, есть несчетное множество путей, ведущих к смерти, да изберет из них, какой ему угоден". Это был ответ полководца, руководившего боем и без надобности не рисковавшего жизнью.

После непродолжительного перерыва сражение возобновилось. Святослав рубился в первых рядах воинов, ободряя их. Грек Анемас, отличившийся ранее, пробился к Святославу и ударом меча в ключицу сбил его с ног. Но великолепный воин Святослав через мгновение был на ногах и продолжал сражаться, а храброго грека подняли на копья разъяренные русские воины.

Видя упорное сопротивление "стены", Цимисхий решил применить хитрость и преднамеренно отступить со своим войском, чтобы увлечь русских и болгар от стен Доростола. Цимисхий разделил войско на две части. Одна часть вступила в бой, а затем начала отступать. Другой отряд конницы под командованием Варды Склира должен был зайти в тыл и преградить путь к отступлению союзников в Доростол. Задуманный план был близок к осуществлению. Однако византийское войско с трудом удерживало натиск союзников. Тогда Варда Склир атаковал с тыла "стену", но резерв защитил тыл "стены". Русские и болгары не дрогнули, и только начавшаяся буря с дождем и песком, дувшая им в лицо, затруднила их действия. Они решили прекратить сражение. Закинув щиты за спину, русские и болгары прорубили себе путь через ряды византийцев и ушли в крепость.

Под Доростолом 22 июля закончилась война с византийцами. На следующий день начались переговоры Святослава с императором, и тот "охотно принял предложение союза".

По договору Святослав оставлял Болгарию, а Цимисхий обязывался пропустить войско русских и выдавал на 22 тыс. воинов-союзников по две меры хлеба. Император признавал права русских купцов в Византии и возобновлял торговые связи с Русью, но обязывал киевского князя не ходить с войском в Болгарию и "Корсунскую страну" (Херсонес). Киевский князь, не скрывавший от противников своих намерений и предупреждавший посланием "хочу на вас идти", не был столь легковерным по отношению к византийцам. О коварстве византийских дипломатов знали многие народы. Русский летописец, характеризуя их, писал: "Так говорили греки, обманывая русских". Святослав, не веря империи в соблюдении договора, сказал своим воинам: "Пойду на Русь и приведу более дружины".

Опасаясь дальнейших действий князя Святослава, Византия подбила печенегов к нападению на возвращавшееся в ладьях войско русских. Печенеги, прельстившиеся кратковременной выгодой союза с империей, заступили пороги на Днепре. Святослав, деливший все тяготы походной жизни со своими воинами, видимо, не пожелал бросить раненых дружинников и уйти по совету воеводы Свенельда по землям уличей и тиверцев в Киев. Он остался с ними зимовать в устье Днепра — Белобережье (современный остров Березань). Часть войска русских во главе со Свенельдом на конях прибыла на Русь. Весной 972 г. Святослав и оставшиеся дружинники, перенесшие голодную зиму, при переходе через пороги подверглись нападению печенегов и были убиты.

Ярослав Мудрый и «Русская правда». Правление Ярослава Мудрого
Первый период жизни Ярослава Мудрого связан с борьбой за киевский престол. По достижении Ярославом зрелого возраста отец посадил его ростовским князем, а около 1013 после смерти Вышеслава (старшего сына Владимира Святославича) Ярослав становится новгородским князем. В 1014 отказ Ярослава платить дань Киеву ...

Последние годы жизни и смерть В. И. Срезневского.
После выхода на пенсию Срезневский усиленно занимался работой в качестве сотрудника Института языка и мышления Академии Наук по подготовке словаря древнерусского языка. Одновременно он много работает над изданием полного собрания сочинений Толстого, редактируя отдельные тома, разбирает архив отца Измаила Из ...

Шейх Дагир аль-Умар и русско-турецкая война 1768-1774 гг.
Шейх Дагир аль-Умар (1690—1775) из рода Абу Зейдан был типичным сирийским аяном — крупным землевладельцем, представителем местной традиционной клановой знати области Галилея (северные районы Палестины). До конца своей жизни он официально считался всего лишь мультазимом. Однако «галилейскому шейху» удалось т ...