История — наставница жизни

История вынуждена повторяться, потому что в первый раз мы обращаем на нее слишком мало внимания. История учит нас, что она никого ничему не учит. История, по-видимому, только тогда и нравится, когда представляет собою трагедию, которая надоедает, если не оживляют ее страсти, злодейства и великие невзгоды.

Политика первых Стюартов
Страница 1

С 1603 г. королем Англии стал сын казненной Елизаветой шотландской королевы Марии Стюарт – Яков VI Шотландский, принявший в Англии имя Якова I. Противоречия между феодально-абсолютистский строем и развивающимися буржуазными отношения при новой династии сказались особенно остро. Яков I сразу же по приезду в Англию стал оплотом всех реакционных феодальных сил стран. Феодальная аристократия, еще частью католическая на западе и севере Англии, возлагала на нового короля, сына католички Марии Стюарт, большие надежды, полагая, что он восстановит в Англии католицизм или, во всяком случае, отменит наиболее стеснительные для католиков законы, установленные при Елизавете Тюдор. Англиканское духовенство со своей стороны, учитывая конфликты Якова с шотландскими пресвитерианами, возлагало на него не меньшие надежды, рассчитывая на помощь в борьбе с всё более распространявшимся в Англии пуританизмом. Но сами пуритане тоже ожидали от нового короля облегчения свое положения, полагая, что Яков, получив воспитание под надзором кальвинистских богословов и будучи королем протестантской Шотландии, не захочет пойти по стопам своей матери и поддерживать католическую веру. В действительности Якову I были ненавистны теократические и тираноборческие настроения наиболее крайних шотландских кальвинистских проповедников Нокса и Бьюкенена, идеи которых тщетно пытались, а привить его воспитатели в Шотландии. Он был убежденным поклонником абсолютистских доктрин, развивавшихся в XVI в. в ряде стран континентальной Европы, особенно во Франции. Политический строй Франции и Испании, двух государств Европы, где королевская власть к XVII в. получила законченные абсолютистские формы, казался Якову I идеалом. Стремление новых классов английского общества (буржуазии и нового обуржуазившегося дворянства) к ограничению королевского абсолютизма и к использованию английского парламента в этих целях, явившееся уже с конца XVI в., встретило со стороны Якова I осуждение и противодействие.

Еще, будучи королем Шотландии Яков I написал два трактата – «Царский дар» (1599) и «Истинный закон свободной монархии» (1603) в которых «коронованный автор» развивал теорию абсолютизма в тот самый момент, когда в Англии этот политический строй уже начал вызывать против себя глубокое недовольство. «Шотландские короли, – писал Яков, – существовали до установления сословий и рангов, до созыва парламентов, до издания законов. Ими была распределена земля (среди знати), ими были образованы различные сословия так же, как ими были созданы различные правительственные учреждения. Короли были творцами законов, а не законы творцами королей». По мнению Якова, парламент не обладает законодательными правами. Он (парламент) может издавать законы, но лишь в том случае, если «королевский скипетр коснется их», т.е. если они будут утверждены королем. В чисто средневековом стиле Яков I подчеркивал божественное происхождение королевской власти. «Монархи – божьи наместники», – заявлял он по своем прибытии в Англию уже в первом парламенте. – «Кто, кроме бога, может быть судьей между королем и его народом? » «Рассуждать о том, что бог может и чего не может, есть богохульство. Рассуждать о том, что может государь и чего не может, есть бунт. Я не позволю рассуждать о моей власти. Монархический порядок есть самый высший на земле порядок. Монархи – божьи наместники. Они сидят на божьем престоле. Сам бог называет их богами», – рассуждал Яков I перед тем же парламентским собранием. Король не раз признавался, что с трудом выносит английский парламент. Положение английского короля казалось Якову I странным. «Удивляюсь, – говорил он о парламенте испанскому послу Гондомару, – как мои предки допустили такое учреждение. Я застал уже его готовым, когда приехал сюда. Я вынужден мириться с тем, от чего не могу никак отделаться». Считая свою власть абсолютной, Яков I негодовал, когда парламент отказывался предоставить королю право взимания налогов. «Ведь могут же брать пошлины короли Франции, Дании, Испании. Почему же я не могу этого делать?» – говорил он раздраженно в 1610 г. Пытаясь добыть деньги помимо парламента, Яков I широко практиковал торговлю патентами на всякие торговые и промышленные монополии, восстановив, таким образом, практику, в свое время уже решительно осужденную парламентом.

Страницы: 1 2 3 4 5 6

Усиление налогового гнёта
Петр I, ведя непрерывные войны и проводя многочисленные реформы, нуждался в деньгах. И не малых! Меры по усилению доходов начали проводиться ещё в конце XVII века. Пётр I старался изымать с населения как можно больше налогов, чтобы пополнить казну, поэтому Пётр прибегнул к обложению налогами всех статей хоз ...

Самые известные фараоны Древнего Египта
Единство Египта воплощалось во власти фараонов - неограниченных хозяев всей страны. Все значительные мероприятия в стране и за ее пределами производились от имени фараона - большие ирригационные и строительные работы, разработка ископаемых и камня в окрестных пустынях, войны и торговые экспедиции, большие р ...

Закон о созыве новой "законодательной" думы
Царское правительство не ограничивалось в своей борьбе против революции одними лишь репрессиями. Добившись первых успехов благодаря репрессиям, оно решило нанести новый удар революции путем созыва новой, "законодательной" думы. Оно рассчитывало созывом такой думы отколоть крестьян от революции и д ...