История — наставница жизни

История вынуждена повторяться, потому что в первый раз мы обращаем на нее слишком мало внимания. История учит нас, что она никого ничему не учит. История, по-видимому, только тогда и нравится, когда представляет собою трагедию, которая надоедает, если не оживляют ее страсти, злодейства и великие невзгоды.

Империалистическая политика Германии на Ближнем Востоке в периоды Первой и Второй Мировых войн
Страница 13

Материалы » Империалистическая политика Германии на Ближнем Востоке в периоды Первой и Второй Мировых войн

В эти же годы Германия проявила большую активность и в Японии. В эту страну прибыли германские офицеры - инструкторы, а также юридические и экономические советники. Они стали распространять влияние «прусского духа» [3; с. 95] на японские законы, торговые кодексы и т. д.

Десять-пятнадцать лет перед японо-китайской войной - это период, когда германское влияние сильно сказывалось в Японии, в особенности в японской армии.

Однако последние годы XIX в. ознаменовались резким столкновением японо-германских интересов на Тихом океане. В это время отношения между данными странами приняли открыто враждебный характер [11; с. 95].

Во время войны Японии против Китая в 1894-1895 гг. берлинское правительство заняло явно антияпонскую позицию. Это выразилось не только в участии Германии в ультимативном требовании трёх великих держав (России, Франции и Германии) вернуть Ляодунский полуостров Китаю, но и в участии германских офицеров в войне на стороне Китая. Германия в это время упорно добивалась установления своего владычества на Тайване (ФорМозе). Осуществлению германских притязаний воспрепятствовала не столько японская оккупация Тайваня, сколько международная обстановка - взаимные конфликты между крупными европейскими державами.

Немцам не удалось овладеть о. Тайвань, но в 1897 г. Германия захватила китайский порт Циндао (Цзяочжоу). Англия нацелилась на Порт-Артур. Стремясь опередить англичан, Россия ввела туда свои войска и вскоре договорилась с Китаем об аренде на 25 лет всего Ляодунского полуострова с прилегающими к нему островами. В Порт-Артуре был поднят русский флаг. Сюда из Владивостока была переведена Тихоокеанская эскадра.

Кайзеровская Германия, готовясь к переделу мира в Европе, старалась отвлечь внимание царизма от западных границ и всячески обостряла взаимоотношения между Россией и Японией.

В марте 1898 г. Берлин принудил китайское правительство подписать соглашение о сдаче Германии в аренду Цзяочжоу (около 500 кв. км). Между тем Шаньдунский полуостров наряду с Маньчжурией был расположен в той сфере Китая, на которую уже тогда претендовала Япония. Естественно, что после захвата немцами Цзяочжоу озлобление японцев против Германии сильно возросло. Ещё до занятия Цзяочжоу Германия добилась от Китая предоставления ей концессий в Ханькоу и Тяньцзине.

Притязания германского империализма вновь распространились и на владения ослабевшей Испании. Немецкая печать обсуждала планы установления германского протектората над Филиппинами, германские дипломаты вели в столицах разговоры о «разделе Филиппин» [7; с. 88]. Не встретив одобрения, представители Берлина предприняли демарш в Мадриде. Они настоятельно стали «советовать» [7; с. 90] Испании продать Германии Филиппины. Испано-американская война 1898 г. побудила немцев действовать ещё энергичнее.

Натолкнувшись на всеобщее сопротивление, Берлин в конце концов отказался от своих планов в отношении Филиппин, но принудил испанское правительство продать Германии другие тихоокеанские владения Испании: острова Маршальские, Марианские, Каролинские и Палао. Кроме того, германский империализм, как уже отмечалось, после длительного спора с Англией и США овладел частью Самоанского архипелага и частью Соломоновых островов.

Таким образом, к началу XX в. германский империализм захватил значительные колониальные владения на Тихом океане: их общая площадь составляла почти четверть миллиона квадратных километров. Эти владения были разбросаны на «обширном пространстве - от берегов Северного Китая до Австралии, а также в центре Тихого океана, в обе стороны от экватора» [10; с. 45]. Германские империалисты рассматривали эти владения как опорные пункты для своей дальнейшей, гораздо более широкой, территориальной экспансии в Тихоокеанском бассейне.

Заключение

Вопрос о состоянии и развитии международных отношений в конце XIX - начале XX вв. был тесно связан с проблемой империализма. Зарубежная экспансия капиталистических стран к этому времени уже привела к территориальному разделу мира, поставив в повестку дня его передел. Усиление неравномерности в развитии этих стран вызвало появление различных теорий борьбы за мировое господство, составлявшей содержание империалистической политики многих (если не большинства) ведущих держав, продолжением которой должна была стать империалистическая война.

Страницы: 8 9 10 11 12 13 14

Террористические акты в Санкт-Петербурге в годы царствования Александра II
Терроризм в России становится постоянным фактором общественной жизни со второй половины XIX века, характеризующийся активными действиями террористов против самодержавия. Тот выстрел у Летнего сада в Санкт-Петербурге открыл новую страницу в истории России - эпоху политического терроризма. Осмысливая опыт Ве ...

 Азовский флот
К концу XVII века Россия в экономическом развитии все еще значительно отставала от передовых стран Европы. И причиной этого отставания были не только последствия длительного татаро-монгольского ига и феодально-крепостнический уклад жизни, но и продолжавшаяся блокада с юга - Турцией, с запада – Пруссией, Пол ...

Экономика и вооруженные силы накануне войны
Структурно материальные факторы обороноспособности любого современного государства можно схематично представить в виде треугольника. Основание этого треугольника будет общий экономический потенциал. Прежде всего, базовые отрасли промышленности. Средняя часть – это военно-промышленный комплекс, а вершина – с ...