История — наставница жизни

История вынуждена повторяться, потому что в первый раз мы обращаем на нее слишком мало внимания. История учит нас, что она никого ничему не учит. История, по-видимому, только тогда и нравится, когда представляет собою трагедию, которая надоедает, если не оживляют ее страсти, злодейства и великие невзгоды.

Они долго шли дорогами войны
Страница 2

Материалы » Никто не забыт, ничто не забыто. » Они долго шли дорогами войны

Сначала румыны воевали за немцев. Нам помогала Америка и Англия. Потом стали помогать Чехословакия, Венгрия, Румыния. Америка и Англия помогали техникой, в основном, самолётами, принимали участие и в военных действиях как союзники до самого конца войны. Одеждой и продуктами питания помогали тоже. Всяко приходилось: где были вот так сыты (Александр Ефимович делает жест рукой под горло), а где по неделе куска хлеба не видали. Кухню не подвезёшь – и всё. Если была полевая кухня, ели супы разные. Чаще же – сухой паёк. Это в основном сухие концентраты, консервы, тушёнка. Обмундирование – по сезону. Зимой – валенки и полушубок, летом – ботинки с обмотками. Теперь их в ботинках не носят.

Приходилось немцев брать в плен во время боя. Они что-то быстро говорят на своём языке, мы не понимаем их. Пленных отправляли в штаб дивизии. Строго было, особенно в конце войны. Нельзя было задеть их, причинить им боль. Но кто-то втихаря перед концом войны мог выместить на них свою злобу, ненависть, боль. Они-то ведь нашего брата не жалели.

В Венгрии попали в окружение. В окружении были дня 3. Сидели голодом, скрывались в окопах. Отбила нас оттуда 110 армия.

Помню, отдыхали, когда взяли г. Сидец. Почистили оружие. Нашли озерко, дали нам хозяйственное мыло, мы давай мыться, плескаться. Помылись, прожарили одежду, в ней насекомые, вши то есть, завелись. Брились редко. Но старались следить за собой, несмотря ни на что.

Спать приходилось очень мало, чаще в окопах. Это ведь не общежитие, и не ресторан, война, брат, ужасная штука!!!

Конечно, нас, как могли, готовили к войне. Вспоминаю палаточный лагерь. Он находился между городами Котовский и Баяты. Условия, похожие на общежитские. За неделю усиленных тренировок гимнастёрка расползлась на плечах. Были изнурительные походы, за ночь- 30 км, если не больше. После короткого отдыха – снова ученье: это и марш – броски, огромные физические тренировки, стремительные подъёмы по сигналу: "Тревога!", "В ружьё!". Гоняли нас командиры, не делая никаких скидок на усталость, никаких "не могу, не буду" не признавали. Ведь война никому не делает никаких скидок.

На войне всяко приходилось…Можно ли привыкнуть к войне? Должно быть, нет. Правда, со временем нет боязни, страха. Будешь бояться – погибнешь. Когда начиналась артподготовка, можно было умереть от страха.

А был такой случай. Ехали мы на фронт со станции Первомайская. Военный поезд. Мужчина и женщина бросили ракету – дали знать, что идёт военный поезд. И началась бомбёжка поезда немецкой авиацией. Люди бросились врассыпную. Эшелон отвели со станции в сторону, подальше от неё. Диверсантов поймали, они были под поездом. Их увели на допрос. Кто они были, зачем встали на путь предательства, не знаю. Сколько таких вредителей было? Если б не было вредительства, то, возможно, война закончилась бы раньше. Я в этом стопроцентно уверен.

Были и дезертиры на войне. Помню, военный трибунал судил двоих мужчин. Они были призваны на фронт, но скрывались. Их поймали и приговорили к расстрелу.

В госпитале, иногда во время передышки между наступлениями праздниками для нас были концерты самодеятельных коллективов, военных ансамблей и фронтовых бригад. В нашем посёлке жил фронтовик С. Гогонов, он был в военном ансамбле, плясал хорошо. Они поднимали наш боевой дух.

Это уж почти 60 лет прошло со дня Победы! Его я встречал в госпитале. Весело было. Радость лилась через край. А сейчас мне уже 79 лет. Память уже не та. Много километров прошёл дорогами войны. Демобилизовался я в 1946 году. На работу не принимали со 2-ой группой инвалидности. Пенсия маленькая. Трое детей. Пришлось перекомиссоваться на третью группу, чтобы приняли на работу. Пенсия после войны была 72 рубля по второй группе инвалидности. Как-то дали отрез на костюм; выдавали паёк мне – 600 г. хлеба.

Как повлияла на меня война? Она изменила мое отношение ко всему: к людям, к природе. Я стал умнее, сильнее, мужественнее, научился ценить дружбу, людей, научился бережному, трепетному отношению ко всему живому. Война не ожесточила меня.

Страницы: 1 2 3

Племенной состав и общественный строй огузов.
В состав огузов входили часть кангаро-печенежских и других степных племен, населявших долины Сырдарьи, Приаралья и Северного Прикаспия. Это были племена индоевропейского и финно-угорского происхождения, перенявшие тюркскую культуру и язык. Китайские средневековые письменные источники утверждают, что в сост ...

Вторая русско-турецкая война 1787-1791 гг.
Османская империя была обеспокоена ростом российской военной мощи на Черном море, переходом под власть России Крыма и Восточной Грузии. В 1786 г. турецкое правительство потребовало передачи под власть султана Восточной Грузии, территории вокруг Кинбурна и привилегий для турецких купцов. Не дождавшись ответа ...

Особенности экономического курса в 50-60-х годах ХХ века
Особенности экономического курса в 50-60-х годах ХХ века В марте 1953 г. умер И. В. Сталин. Среди его ближайшего окружения началась борьба за власть, окончившаяся победой секретаря ЦК КПСС Н. С. Хрущева. Укрепив свою власть, Хрущев начал целый комплекс экономических преобразований: -освоение целинных земе ...