История — наставница жизни

История вынуждена повторяться, потому что в первый раз мы обращаем на нее слишком мало внимания. История учит нас, что она никого ничему не учит. История, по-видимому, только тогда и нравится, когда представляет собою трагедию, которая надоедает, если не оживляют ее страсти, злодейства и великие невзгоды.

Они долго шли дорогами войны
Страница 2

Материалы » Никто не забыт, ничто не забыто. » Они долго шли дорогами войны

Сначала румыны воевали за немцев. Нам помогала Америка и Англия. Потом стали помогать Чехословакия, Венгрия, Румыния. Америка и Англия помогали техникой, в основном, самолётами, принимали участие и в военных действиях как союзники до самого конца войны. Одеждой и продуктами питания помогали тоже. Всяко приходилось: где были вот так сыты (Александр Ефимович делает жест рукой под горло), а где по неделе куска хлеба не видали. Кухню не подвезёшь – и всё. Если была полевая кухня, ели супы разные. Чаще же – сухой паёк. Это в основном сухие концентраты, консервы, тушёнка. Обмундирование – по сезону. Зимой – валенки и полушубок, летом – ботинки с обмотками. Теперь их в ботинках не носят.

Приходилось немцев брать в плен во время боя. Они что-то быстро говорят на своём языке, мы не понимаем их. Пленных отправляли в штаб дивизии. Строго было, особенно в конце войны. Нельзя было задеть их, причинить им боль. Но кто-то втихаря перед концом войны мог выместить на них свою злобу, ненависть, боль. Они-то ведь нашего брата не жалели.

В Венгрии попали в окружение. В окружении были дня 3. Сидели голодом, скрывались в окопах. Отбила нас оттуда 110 армия.

Помню, отдыхали, когда взяли г. Сидец. Почистили оружие. Нашли озерко, дали нам хозяйственное мыло, мы давай мыться, плескаться. Помылись, прожарили одежду, в ней насекомые, вши то есть, завелись. Брились редко. Но старались следить за собой, несмотря ни на что.

Спать приходилось очень мало, чаще в окопах. Это ведь не общежитие, и не ресторан, война, брат, ужасная штука!!!

Конечно, нас, как могли, готовили к войне. Вспоминаю палаточный лагерь. Он находился между городами Котовский и Баяты. Условия, похожие на общежитские. За неделю усиленных тренировок гимнастёрка расползлась на плечах. Были изнурительные походы, за ночь- 30 км, если не больше. После короткого отдыха – снова ученье: это и марш – броски, огромные физические тренировки, стремительные подъёмы по сигналу: "Тревога!", "В ружьё!". Гоняли нас командиры, не делая никаких скидок на усталость, никаких "не могу, не буду" не признавали. Ведь война никому не делает никаких скидок.

На войне всяко приходилось…Можно ли привыкнуть к войне? Должно быть, нет. Правда, со временем нет боязни, страха. Будешь бояться – погибнешь. Когда начиналась артподготовка, можно было умереть от страха.

А был такой случай. Ехали мы на фронт со станции Первомайская. Военный поезд. Мужчина и женщина бросили ракету – дали знать, что идёт военный поезд. И началась бомбёжка поезда немецкой авиацией. Люди бросились врассыпную. Эшелон отвели со станции в сторону, подальше от неё. Диверсантов поймали, они были под поездом. Их увели на допрос. Кто они были, зачем встали на путь предательства, не знаю. Сколько таких вредителей было? Если б не было вредительства, то, возможно, война закончилась бы раньше. Я в этом стопроцентно уверен.

Были и дезертиры на войне. Помню, военный трибунал судил двоих мужчин. Они были призваны на фронт, но скрывались. Их поймали и приговорили к расстрелу.

В госпитале, иногда во время передышки между наступлениями праздниками для нас были концерты самодеятельных коллективов, военных ансамблей и фронтовых бригад. В нашем посёлке жил фронтовик С. Гогонов, он был в военном ансамбле, плясал хорошо. Они поднимали наш боевой дух.

Это уж почти 60 лет прошло со дня Победы! Его я встречал в госпитале. Весело было. Радость лилась через край. А сейчас мне уже 79 лет. Память уже не та. Много километров прошёл дорогами войны. Демобилизовался я в 1946 году. На работу не принимали со 2-ой группой инвалидности. Пенсия маленькая. Трое детей. Пришлось перекомиссоваться на третью группу, чтобы приняли на работу. Пенсия после войны была 72 рубля по второй группе инвалидности. Как-то дали отрез на костюм; выдавали паёк мне – 600 г. хлеба.

Как повлияла на меня война? Она изменила мое отношение ко всему: к людям, к природе. Я стал умнее, сильнее, мужественнее, научился ценить дружбу, людей, научился бережному, трепетному отношению ко всему живому. Война не ожесточила меня.

Страницы: 1 2 3

Изменения во внешней политике
Пётр хорошо понимал, что без выхода к берегам Балтийского моря, Россия не может быть полноценной, сильной державой. Для этого ему необходимо было начать войну со Швецией, что и происходит в 1700 г ( Пётр объединяется в союз с Августом) , но предварительно Пётр хлопочет о мире с турками, т.к. турецкая война ...

Россия в XVIII веке
Центральное место в истории России в первой половине XVIII в. занимают петровские преобразования и Северная война. Преобразования не ломали сложившегося социально-экономического строя страны; напротив, они еще более усилили крепостную неволю и упрочили господство дворянство, подняв одновременно значение куп ...

Совершенствование системы финансового управления
Екатерина II после вступления на престол и изучения вопросов государственного управления в Манифесте от 15 декабря 1763 г. так охарактеризовала состояние ревизионного дела: «…в Ревизион-коллегии, как Нам известно, от времени до времени столь великое число умножилось неревизованных счетов, что многие миллион ...