История — наставница жизни

История вынуждена повторяться, потому что в первый раз мы обращаем на нее слишком мало внимания. История учит нас, что она никого ничему не учит. История, по-видимому, только тогда и нравится, когда представляет собою трагедию, которая надоедает, если не оживляют ее страсти, злодейства и великие невзгоды.

Идейная борьба в Боливии в 20-30-е годы XX века
Страница 4

Материалы » Идейная борьба в Боливии в 20-30-е годы XX века

Поступательный ход всемирной истории Аргедас противопоставлялся боливийской действительности. Он ставил свою страну за рамки общечеловеческого прогресса и цивилизации. С поэтической нежностью и печалью он описывал свою родину: «Пампа зимою похожа на море, но это мертвое море, без волн, без волнения, отталкивающее, враждебное . Здесь чувствуется покинутость, одиночество, здесь нет места мечте и свободе. Поэтому здесь нет поэтов». Аргедас стремился показать, что того прогресса, о котором говорят позитивисты, в Боливии нет, скорее есть патологическая обреченность расы и страны.

Веря в непобедимость и неизбежность прогресса, А.Аргедас глубоко переживал отсталость своей страны. Он был убежден, что для перемен в Боливии, для всеохватывающей реформы достаточно его моральных назиданий. Как писал его биограф Густаво Адольфо Отеро: «Аргедас прежде всего был писателем-моралистом, а не философом или мыслителем». Не будучи пессимистом по своим взглядам и оставаясь контианцем и либералом, Аргедас нанес самый ощутимый удар по идее прогресса, по позитивистскому историческому оптимизму.

Своей пессимистической враждебностью к боливийской истории, Аргедас в глазах прогрессивной интеллигенции снискал репутацию реакционера и ретрограда, превратился в символ олигархической, расистской, колониалистской идеологии. Молодые интеллектуалы-бунтари разных политических направлений выбрали его мишенью постоянных нападок. Лидер крайних левых, влиятельный политик и писатель Т.Мароф буквально преследовал его по всему миру, посылая ему свои и чужие отнюдь не дипломатические и порой просто грубые и грязные статьи и фельетоны, которые оскорбляли и унижали писателя. Националистическая молодежь Аугусто Сеспедес, Фернандо Диес де Медина (оба - крупные политические деятели режима «государственного социализма») постоянно нападали на него в прессе, что вызывало горькие письма писателя к своим оскорбителям. При этом ими забывался огромный интеллектуальный вклад Аргедаса, который он сделал, хотя и вопреки своей воле, в разрушение либерально-позитивистской идеологии.

Если сочинения Аргедаса вызвали негодование и протест «образованной» публики, то вышедшее в свет в 1910 г. собрание статей Франца Тамайо (1878-1956), объединенное в книгу под названием «Создание национальной педагогики», было едва замечено и удостоилось нескольких равнодушных рецензий. Тамайо не был понят, его читатель еще не появился. Однако уже через десять лет его идеи повсеместно завладели умами молодежи, стали главной темой дискуссий в философских и политических кружках и клубах. Повсюду появлялись сторонники и последователи его идей, развивавшие их в неожиданном и нежелательном для самого Тамайо политическом направлении. А еще через 20 лет эту книгу уже называли «Евангелием» боливийского национализма и индеанизма.

Тамайо родился 20 февраля 1879 г. в аристократической семье, ведшей свое генеалогическое древо от перуанских касиков, признанных дворянами в 16 веке при Карле V. Его отец, Исаак Тамайо, был одним из авторов конституции 1879 г. Родители назвали его Франсиско, но затем он принял немецкое звучание своего имени, Франц. Это было не случайно. Его преклонение перед немецкой философией и культурой нашло отражение не только в изменении собственного имени на тевтонский лад, но и в самом литературном творчестве молодого поэта и писателя. В молодости он посвятил себя поэзии, примкнул к модернистам и перенял их стиль и манеру письма.

В политике Тамайо слишком часто менял свои симпатии к отдельным деятелям, оставаясь при этом всегда в рядах ортодоксальных либералов. Начав как ярый сторонник президента

И. Монтеса, затем он перешел в оппозицию к правящей партии. Тамайо был журналистом, депутатом, министром, основал две газеты: «Фигаро» и «Свободный человек». При правительстве Б.Сааведры он стал представителем страны в Лиге наций, где пытался привлечь внимание великих держав к проблеме выхода Боливии к морю. Вместе с Томасом Мануэлем Элио и Даниэлем Санчесом Бустаманте он был одним из основателей в 1910 г. Радикальной партии, стоявшей на позициях либеральной ортодоксии. Поддерживал, а затем боролся с Сааведрой и Силесом. В период правления Саламанки он был выдвинут на пост президента и даже победил на выборах, но президентом так и не стал из-за военного переворота, лишившего Д.Саламанку власти как раз в период между выборами и вступлением в должность. После свержения Саламанки в 1934 г. он временно уходит с политической сцены.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9

Реформа Эхнатона – важнейшее событие эпохи Нового Царства
Эпоха Нового царства, освещаемая наибольшим числом древнеегипетских памятников, совпадает с правлением трех манефоновских династии – XVIII, XIX и XX (с XVI по XI в. до н.э.) [4, стр. 69]. Политику царей эпохи Нового царства можно называть завоевательной. Начало резкому увеличению состава египетского войск ...

Вступление Адольфа Гитлера в ДАП. «25 пунктов». Создание НСДАП.
В 1919-1920 гг. основным центром реакционных сил в стране стал Мюнхен. В отличие от таких промышленных городов, как Берлин, Гамбург, Дюссельдорф, в столице Баварии не было хорошо организованных отрядов рабочих, преобладало мелкобуржуазное население, чиновничество, а в примыкающих к Мюнхену сельских районах ...

Особенности экономического развития России во второй половины XIX века
На протяжении всей первой половины XIX в. – в то время, когда страны Западной Европы переживали буржуазные революции, - В России произошел только один всплеск осознанной борьбы за модернизацию – восстание декабристов в 1825г. Поражение восстания не уничтожило общественного движения за преобразования в Росси ...