История — наставница жизни

История вынуждена повторяться, потому что в первый раз мы обращаем на нее слишком мало внимания. История учит нас, что она никого ничему не учит. История, по-видимому, только тогда и нравится, когда представляет собою трагедию, которая надоедает, если не оживляют ее страсти, злодейства и великие невзгоды.

Эволюция политического строя Руси в период Татаро-монгольского ига
Страница 5

Материалы » Эволюция политического строя Руси в период монголо-татарского ига » Эволюция политического строя Руси в период Татаро-монгольского ига

Между тем общий характер бесписьменных, юридичес­ки не фиксируемых и односторонне неравноправных русско-ордынских отношений коренным образом менял всю систему представлений у многих поколений русских госу­дарственных мужей о международных внешнеполитиче­ских постулатах и нормах.

Русские князья оказывались лично зависимыми от Орды, как крепостные, они привыкали к рабскому, унизи­тельному положению, они культивировали приспособлен­ческую психологию «двух моралей» и переносили, переда­вали все это уродливое и рабское в свои государства, практикуя затем на боярах, на дворянстве и особенно на своем народе те же самые приемы, которые применялись по отношению к ним в Орде.

Представления о нормах права — как международного, так и государственного, а тем более личного — на несколь­ко столетий были совершенно исключены из системы мышления русского народа. Его систематически приучали, воспитывали в обстановке последовательного, целеустрем­ленного бесправия.

Таким образом, юридические, правовые нормы, вошед­шие через римское право в обиход средневековых евро­пейских государств, не только не имели никаких корней в России, но и не смогли привиться и позднее, когда средне­вековье окончилось в Европе, а в России исчезло монголо-татарское иго. Для правовых норм любого характера в России просто не оказалось почвы, ибо любые юридиче­ские, правовые, фиксированные отношения были факти­чески дискредитированы как чужие и чуждые русским условиям самим двухсотлетним опытом их полного отсут­ствия при ордынском иге.

Таков был один из важнейших исторических результатов господства Орды над Русью. Ясно, что все это создавало не только препятствия на пути развития русской государствен­ности, придавало этому развитию уродливо-извращенные, чисто рабские черты, но и оказывало огромное негативное воздействие на формирование психологии русской нации в целом, причем как общественной, так и личной психологии.

Что же касается политических отношений Руси с Ордой, то в создавшихся специ­фических условиях правового бесправия русской стороны они принимали форму односторонних действий ордынской стороны, т.е. своего рода «одностороннего движения». Ак­тивной, инициирующей стороной всегда была Орда. Русские князья в основном ограничивались той или иной реакцией на ордынские инициативы. При этом характер русской реакции, «русского ответа» всегда отражал реальное соотношение сил: военных, политических, экономических. Только на первых порах, в XIII в., русская реакция на ордынское давление мог­ла носить спонтанный характер. С конца XIII — начала XIV в. и русские князья, и русский народ уже приучились соразмерять свое отношение к Орде и свою вассальную поли­тику со своими реальными силами и уметь демонстрировать «покорность», когда это было нужно.

Так как основным «инструментом» осуществления внешнеполитических целей политики Золотой Орды была армия, т.е. организованная военная сила, то военные похо­ды Орды дают возможность увидеть, как проводилась эта внешняя политика в действии, в частности, вся совокуп­ность карательных походов, набегов и войн между Ордой и Русью рисует в сжатом, последовательном и конкретном виде все не только военные, но и внешнеполитические русско-ордынские отношения.

Резкое сокращение времени, интенсивности, силы по­ходов ханов на Россию в XV в., завершение их в большин­стве случаев уходом без взятия Москвы, Кремля и без решительного боя объяснялись не только изменением соотношения военных потенциалов Руси и Орды, но и сме­ной военной техники, появлением огнестрельного ору­жия с конца XIV — в начале XV в. в русских войсках и отсутствием его у татар, а также изменением военно-так­тических представлений о ведении войны в целом.

Наивные военные представления XI—XII вв. и начала XIII в., когда все военные усилия обеих сторон концентри­ровались на организации и проведении одного, обязатель­но решающего военного столкновения (битвы, сражения), собиравшего абсолютно все наличные военные силы про­тивников, и когда не думали о тылах, особенно дальних, оставляя столицу, страну, ее внутренние районы без всяко­го военного прикрытия, к исходу XV в. давно отошли в прошлое.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8

Европейская левантийская торговля в Сирии в XVI—XVIII вв. и активизация европейского проникновения
В период османского господства Левант (так европейцы именовали в то время все Восточное Средиземноморье, в том числе и Сирию) становится объектом растущего экономического проникновения европейских купцов. С конца XVI в., по мере ослабления позиций Венеции и Генуи в торговле с Османской империей на первые по ...

Создание и развитие системы образовательных учреждений
Основой созданного Ведомства учреждения Императрицы Марии Федоровны явилась система женского образования. Приняв на себя руководство делом общественного призрения, императрица Мария Федоровна решила не ограничивать своей общественной деятельности управлением созданных еще при Екатерине детских воспитательн ...

Политическая деятельность
Партизанские формирования выполняли и ряд специальных политических задач. Дезинформирование фашистского руководства, разложение аппарата военно-политической администрации врага и его воинских формирований, ликвидация представителей оккупационных учреждений и спецслужб противника, скрытие истинных намерений ...