История — наставница жизни

История вынуждена повторяться, потому что в первый раз мы обращаем на нее слишком мало внимания. История учит нас, что она никого ничему не учит. История, по-видимому, только тогда и нравится, когда представляет собою трагедию, которая надоедает, если не оживляют ее страсти, злодейства и великие невзгоды.

Эволюция политического строя Руси в период Татаро-монгольского ига
Страница 3

Материалы » Эволюция политического строя Руси в период монголо-татарского ига » Эволюция политического строя Руси в период Татаро-монгольского ига

Его сын, Андрей Ярославич, ставший великим князем в 1249—1252 гг., также ориентировался на Запад, на союз с Даниилом Галицким и Новгородом, неоднократно в 40-х годах уезжал из Руси в Скандинавию (Швецию), что­бы не быть репрессированным ордынской властью. Он был готов ради тесного военно-политического союза с Западом поступиться даже идеологической независимостью Руси, т.е. перейти под эгиду католической церкви.

Противоположную позицию занимал сменивший Анд­рея Ярославича великий князь, его брат Александр Ярославич Невский (1252—1263). Он считал совершенно нереальной как военную, так и политическую борьбу с Ордой и особенно отрицательно относился к идее отка­за от идеологической независимости Руси, т.е. от право­славия. Он крепко опирался на русское православное духовен­ство как на союзника светской власти в ее отношениях к Орде и к собственному народу. В этом он находил полное понимание и поддержку церковной иерархии Русской цер­кви, которой удалось установить «добрые отношения» с завоевателями и выторговать для себя у ханских властей целый ряд сословных, социальных, экономических и поли­тических льгот.

Вот почему Александр Невский, невзирая на недоволь­ство в народных низах, активно боролся с антиордынскими настроениями на Руси, считая их опасными, про­вокационными, и вел поэтому решительную линию на достижение стабильных мирных отношений с Ордой и ее ханами, не останавливаясь перед открытой демонстрацией своей покорности завоевателям.

Этот чисто прагматический подход в определении направления русской политики в отношении Орды, по крайней мере на первом этапе, во 2-й полови­не XIII в., базировался на трезвом учете реальных условий, т.е. на полном отсутствии возможностей для Руси восстановить разрушенные ордынскими завоеватель­ными войнами производительные силы, численность населения и военную мощь в исторически обозримое время.

Отсюда логически следовало то, что Александр Не­вский безжалостно подавлял любые антиордынские вы­ступления с русской стороны, не взирая на лица, т.е. нака­зывая за поддержку таких выступлений не только участвующих в них народные массы, но и представителей правящего класса, самих князей, в том числе и собствен­ного сына и брата, мешавших ему в осуществлении поли­тики примирения с Ордой.

Не удивительно, что пример и давление Александра Невского быстро нашли отклик у правящей верхушки рус­ских монархов, которые стали вскоре даже соревноваться между собой за выражение преданности «царю», т.е. ордынскому хану.

Так сложился, сформировался и окреп особый уни­кальный институт вассальной зависимости — приезды русских князей в ханскую Ставку для выражения своей рабской покорности, несмотря на то что эти приез­ды были сопряжены с большими расходами.

В то же время русско-ордынская граница на самом важном, стратегически ответственном Тульском на­правлении не меняется: по московско-рязанским догово­рам 1382 г. и 1401 г. район Тулы сохраняется как нейт­ральный и, следовательно, доступный для прохода (и вторжения) как ордынских, так и крымских войск.

В этом состоит исторически реакционная, анти­русская роль Рязанского княжества по отношению к процессу консолидации русских земель, которая была прекращена только в XVI в. путем разгрома и присоедине­ния Рязанского княжества к Московскому государству в 1521 г., т.е. спустя почти полвека после прекращения существования Золотой Орды.

Монголо-татарское завоевание Руси в 1236—1240 гг., приведшее к ликвидации Древнерусского Киевского госу­дарства и порабощению княжеств Северо-Восточной Руси закончилось без всякого заключения мира, без правово­го оформления итогов войны и даже без письменной фиксации самого акта порабощения русского народа — автоматическим превращением всей русской территории в бесправную, вассальную данницу Орды.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8

Религия удмуртов
У каждого народа есть нечто особенное, что представляет всеобщий интерес. У удмуртов — это религия. Не случайно в удмуртоведении больше всего публикаций о религии. Древние религиозные верования удмуртов группируются в основном вокруг двух главных стержней: семейно-родо-вых и аграрных культов. Прочие (знаха ...

Должностные лица и их ответственность
Сенат состоял из девяти Сенаторов и одного секретаря, назначенных государем: «Господин граф Мусин Пушкин, Господин Стрешнев, Господин князь Петр Голицын, Господин К. Михайла Долгорукий, Господин Племянников, Господин К. Григорий Волконской, Господин Самарин, Господин Василей Апухтин, Господин Мелницкой, Обо ...

Вьетское государство в раннее средневековье, вьетское общество в V-IX вв.
В раннее средневековье вьетское государство занимало территорию современного Северного и частично Центрального Вьетнама, гранича на севере с Китаем, на северо-западе - с тайским государством, на западе - с различными горными племенами, на юго-западе и на юге - с кхмерской империей Камбуджадеша и государство ...