История — наставница жизни

История вынуждена повторяться, потому что в первый раз мы обращаем на нее слишком мало внимания. История учит нас, что она никого ничему не учит. История, по-видимому, только тогда и нравится, когда представляет собою трагедию, которая надоедает, если не оживляют ее страсти, злодейства и великие невзгоды.

Солнцепоклоннический переворот
Страница 4

Хотя представления о загробном мире сохраняются, но Осирис больше не упоминается, «Книга мертвых» в погребениях отсутствует. Вместо слова «бог» в титулатуре Эхнатона стали употреблять повсеместно «властитель» или «владыка обеих земель», «добрый властитель».

В преследовании старых богов чувствуется какая-то ожесточенность, мстительность. Вероятно, что объявление войны старым богам сопровождалось обострением отношений при дворе. Царский гнев обрушился на двух видных сановников – стольника Переннефера и царского писца, военачальника Маи; имена их изглажены, жизнеописания в гробницах замазаны – может причиной опалы было вступление в сговор со старым жречеством. Могущественный временщик и верховный жрец Туту в своей гробнице говорит о гибели ослушников фараона на плахе и сожжении их тел (страшной вещи для египтян!) – «он подпадает под меч, огонь поедает его плоть». Сам Эхнатон уделял много времени и сил отправлению культа Атона. Очень часто мы видим царя, приносящего жертву Солнцу, участвующего в славословии с распеванием гимнов Атону на восходе и закате Солнца. Нередко рядом с фараоном стоят члены его семьи – великая царица Нефертити с дочерьми.

Нефертити – самая знаменитая из женщин древности (может только Клеопатра еще сравнится с ее известностью). Она главная официальная жена великого фараона, занимающая необыкновенно высокое положение при дворе. У исследователей не вызывает сомнений тот факт, что она была близкой родственницей Эхнатона, но она не дочь Аменхотепа III и Тии. Облик мужа и жены говорит об их близком сходстве – у обоих утонченные худощавые лица с тяжелыми веками и нежно очерченными носами, длинные тонкие шеи, черепа с выступающими затылками.

Нефертити – египтянка, ее имя означало «прекрасная пришла» и оно широко распространено в стране [35, стр. 9]. Своим необычным авторитетом царица обязана не происхождению, а личным взаимоотношениям с царем. Портреты Нефертити, изображающие ее в разные периоды жизни, вводят нас в мир пленительной и тонко чувствующей женщины. Все эти изображения, житейски достоверные и преображенно-прекрасные, донесли до нас из бездны веков живой образ царицы во всей полноте обаятельности. Эта маленькая женщина пользовалась любовью и почитанием своих подданных; в их надписях часто встречаются эпитеты: «прекрасная ликом, умиротворяющая солнце голосом сладостным, своими руками приглядными, владычица приятности», «сладостная любовью» и т.д. Все эти похвалы бледнеют перед собственным свидетельством царя о его великой любви к царице. Почитая Солнце, фараон клялся своей любовью к жене и детям. Нефертити пользовались у супруга необыкновенным вниманием, они казалось, были неразлучны, отношения их задушевны. Рука царицы почти всегда была в руке мужа, они любезничают, вместе обедают, показываются в «окне видений», вместе неутешно оплакивают вторую дочь Макетатон. Царица не стремилась оказывать влияние на дела государства; обаяние дало ей власть над супругом. Неразлучность Эхнатона и Нефертити поражала ученых; на многочисленных рельефах они прославляют свою счастливую семейную жизнь, вечную любовь, их переполняющую.

В 1922 г. раскопками Ахетатона руководил английский ученый Л. Вулли [14, стр. 116]. На южной окраине города он обнаружил великолепную усадьбу с садами и прудами, с небольшими сооружениями. Вначале она принадлежала Нефертити и ее старшей дочери Меритатон. Но в поздние годы царствования Эхнатона владелица усадьбы сменилась – в это время заметно возрастает значение побочной жены царя – «шапсе» (честная) Кии. В начале ее положение по сравнению с великой царицей довольно скромное – мы ее не видим на изображениях, в то время как Нефертити всюду. В конце же правления появляется Кия с дочкой, происходит быстрое возвышение «шапсе». К ней перешла вся великолепная усадьба на юге, ей принадлежит дворец на самом севере столицы с водными затеями, зверинцами и птичником. У Кии было и свое собственное большое хозяйство с богатыми угодьями, виноградниками, рабочей силой. Настал час, когда «шапсе» вознеслась выше Нефертити – Кия стала венценосным сотоварищем Эхнатона; ей он отдал свой синий венец, царский скипетр, царское облачение. Но настоящим фараоном она все же не стала – одно имя, один ободок, носила за царем веер – по сути полуфараон в конце царствования. Нефертити не умерла, не была изгнана, не поссорилась и с семьей, не уединилась с младенцем Тутанхамоном – как предполагают некоторые египтологи. Она оставалась великой царицей вплоть до кончины супруга. Свидетельств о дружбе Эхнатона и Нефертити сколько угодно, даже после рождения шестой дочери, т.е. до самого конца царствования фараона [35, стр. 91].

Страницы: 1 2 3 4 5

Цели сторон
Турция, претендовавшая на юг Польши, потребовала вывести их и, воспользовавшись «Балтским инцидентом», качала осенью 1768 г. против России войну. Русское дворянство хотело получить плодородные южные земли. Купечеству нужно было Черное море как удобный торговый путь и обширный рынок. ...

Указ об опричнине. Введение опричнины, её сущность
Проводимые реформы, ограничивающие власть феодалов стали встречать их сопротивление, несогласие с царской политикой, неподчинение воле царя. Проблемы централизации и укрепления власти, борьбы с оппозицией требовали от царя решения об установлении в стране диктатуры и сокрушения оппозиции с помощью террора ...

Усиление налогового гнёта
Петр I, ведя непрерывные войны и проводя многочисленные реформы, нуждался в деньгах. И не малых! Меры по усилению доходов начали проводиться ещё в конце XVII века. Пётр I старался изымать с населения как можно больше налогов, чтобы пополнить казну, поэтому Пётр прибегнул к обложению налогами всех статей хоз ...